Понедельник
23-Октябрь-2017
00:45
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 34
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • ГЛАЗ ДРАКОНА

    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 4 из 5«12345»
    Архив - только для чтения
    Форум » Словеска » Архив » История игры - Кормир (Новая тема для новых приключений)
    История игры - Кормир
    EasterДата: Суббота, 03-Август-2013, 13:19 | Сообщение # 46
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    23.12.2012
    (14-20)

    Здесь (возможно) когда-нибудь будет дневник, повествующий о путешествии по Сембии и плавании до маяка.
     
    EasterДата: Суббота, 03-Август-2013, 13:23 | Сообщение # 47
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - приключения на маяке:

    05.01.2013
    (20)

    В Саэрлуне нас вкратце ввели в курс сембийских дел. Правит тут совет двадцати двух, его глава Кендрик «Высокий» Селькирк пока находится в добром здравии, но на его место посматривают его сестра Мирабэта и сын Миклос. Так что, трагедия не за горами.
    Миклос, кстати, тот самый основатель Серебряных Воронов, так что нам есть о чем с ним поговорить. После пятнадцати лет странствий решил оставить карьеру приключенца и податься в политику. Меня он заинтересовал, как потенциальный работодатель еще при моем прошлом посещении столицы, но тогда у меня были более важные дела.
    Графиня Мирабета, получившая свой титул благодаря золоту. Владеет ведущим процентом торгового дома Шести Рынков Казны, и также пользуется расположением местного храма Вокин. Конечно, в связи с последними событиями, любой сембиец плох, но в вопросе «Кто меньшая гадина?» из этих двоих я бы поставил на Миклоса.
    Было решено выбрать новое название для группы и зарекомендовав себя в этих краях, вступить в «Серебряные Вороны». С заданием нам повезло больше чем с выбором названия. «Орден Палки» по моему мнению - верх идиотизма, но так как с моим «Свет Зари» никто не согласился, а других вариантов не было, придется терпеть.
    Теперь о новом задании. Работодатель - «Совет двадцати-двух». У них пропал корабль, и за информацию они готовы заплатить восемь тысяч. На примете место, в котором, по слухам, на корабли нападала гигантская черепаха. Судно называется «Ордулин» в честь столицы, сможем выяснить, что с ним произошло, и награда наша.
    Нападения на суда проходили вблизи маяка Картаут. За скромную сумму, без происшествий нас доставили на место. Маяк представлял собой шестиэтажное здание. Внутри нас встретил смотритель, представившийся как Отто, хотя для смотрителя он был серьезно вооружен. Впрочем, места опасные и все такое. Его любезность мне показалась подозрительной, но так как он разрешил нам осмотреться, давить я на него не стал.
    Для приличия мы осмотрели все этажи, и только после этого, вернувшись на первый этаж, я подошел к, по мнению Отто, хорошо, замаскированному потайному люку, располагавшемуся в дальнем углу одной из двух комнат первого этажа. Тут смотритель перестал быть милым. Вообще-то я не понимаю, чего он пытался добиться, выхватив меч. Даже четыре ящера, неожиданно выскочившие из соседней комнаты, оказались не более чем временным затруднением.
    Надо отдать должное смотрителю, несмотря тяжелые раны, он умудрился выжить. После чего порадовал нас своей общительностью. Люк, по его словам, ведет в катакомбы, в которых поселилась ячейка «Культа Дракона». Главарь у них полу-дракон, еще там проживает зеленый дракончик и жрица. Единственный воин - его брат Иво, чью жизнь он очень просил нас сохранить. Селеста обещала, ладно, попробуем.
    Спустившись, мы оказались в комнате, с двумя дверьми и входом в сырой и грязный тоннель. Кажется лезть туда так сильно не хотелось лишь мне одному. Хотя чего удивляться, меня сопровождают дворф и гном, две крысы тоннельные. К моему облегчению было решено идти в правую дверь. За ней оказался приличного вида, хорошо освещенный коридор. До поворота в нем располагались три двери, после чего он сворачивал налево.
    За первой дверью нас дожидалась очаровательная особа в полных латах. Шлем с забралом тонко и не навязчиво подчеркивал ее естественную красоту, а выпущенный в нас «Огненный шар», кротость и отзывчивость. Больше она нас ничем удивить не смогла. Тем более ее способность кидать заклинания оставляла желать лучшего, будь у меня трубка, я бы успел поджечь ее об этот шар, выкурить, и у меня еще хватило бы времени, чтобы увернуться. Пусть Бездна ей будет пеклом.
    Среди вещей жрицы мы нашли странный священный символ. Даже Хрун понятия не имел, какого он божества, при первой возможности надо будет выяснить. Предпочитаю знать все об экспонатах своей коллекции. В следующей комнате наткнулись на лучника. Хорошая реакция… Недостаточно. Решив, что это и есть брат Отто, мы поснимали с него все ценное, связали и заперли. Я с полчаса потратил на блокировку двери.
    Последняя комната в этой части коридора оказалась кабинетом. На столе из махагони аккуратными стопками лежали различные документы и также книги не представляющие, на мой взгляд, какой-либо ценности. Заинтересовали меня лишь две вещи, найденные в запертом ящике стола. Вырванная страница с описанием ритуала превращения человека в полу-дракона, и, по виду, древняя, глиняная табличка с письменами. Руны я узнал без труда, драконий, пробежав по ней глазами, с трудом сдержал эмоции. Так называемая «Скрижаль Каэмундар» содержала описание ритуала превращения дракона в драколича. Интересно, сколько Д'Эрт будет готово заплатить за эту табличку. Также удалось выяснить имя божества, которому поклонялась встреченная нами жрица. Калзареинад, древнее божество драконов. И для проведения ритуала необходим жрец этого божества, но это уже не мои проблемы.
    Главное, чтобы Хрум не узнал, что в ней написано, убедить его не разбивать скрижаль, я даже пытаться не стану. Из этого вытекала проблема номер два. И заключалась она в том, что Леприк не может не знать драконий язык. К моей удаче дворф спросил у меня, что там написано. С наглыми от честности глазам я заявил, что руны абиссальные, но какой-то странный диалект, так что мне понадобится заклинание «Понимание Языков», чтобы прочитать их. Что я и скастовал незамедлительно. Соврал, конечно. Вместо этого при помощи заклинания «Молчаливый образ» я несколько изменил внешний вид таблички, чтобы какое-то время руны действительно выглядели как вышеупомянутые. К счастью, Леприк не обратил на меня внимания, так как в этот момент он искал хоть сколько-нибудь полезные книги. Теперь можно выпучивать глаза в удивлении - судя по тому, что мне удалось понять, это ритуал позволяющий ускорить рост дракона. Проще говоря - сегодня змееныш, а через год уже великий змей. Кажется, Хрум поверил, ценю добрых сопартийцев за их доверие своим товарищам.
    Только я хотел убрать скрижаль, как ко мне подскочил Леприк, проклятое гномье любопытство. Все время, что он рассматривал письмена, я не дышал, а рассматривал он их, кажется, целую вечность. В один момент мне даже показалось, что он о чем-то догадался, но обошлось. Едва сдержавшись от того, чтобы облегченно выдохнуть, я небрежно кинул табличку в сумку хранения.
    В кабинете была еще одна дверь, пройдя через которую мы оказались в просторном зале. В центре стоял длинный стол с шестью стульями вокруг него. На столе поменьше, расположенном у стены, неподалеку, в творческом беспорядке были разложены компоненты заклинаний, краски и прочая утварь, насколько позволили понять мои скромные познания магии, для проведения ритуалов. Особое внимание привлекли четыре статуи по углам зала, все они изображали деформированных, уродливых людей с драконьими чертами. Также, насколько удалось заметить, мои сопартийцы чувствовали себя тут не очень комфортно, я же наоборот ощутил действие заклинания «Защита от Зла».
    То ли когда вся команда оказалась в зале, то ли где-то через пол минуты после того, как Хрум облапил одну из статуй, они ожили. Тяжело вздохнув, я вынул из сумки аспергиллум. Как раз недавно заполнил его святой водой.
    Битва оказалась простой, правда, повторилась несколько раз, вернее дважды. Какие только глупости мы не перепробовали, пытаясь понять, как можно заставить статуи не возвращаться на свои места и снова оживать при касании. В результате, плюнув на это, продолжили обследовать комплекс.
    Следующая комната была обставлена на удивление скромно, для апартаментов мага. То, что тут живет маг я понял по неприятного цвета, лучу полетевшему в Хрума. После чего мага стало очень много. С «Зеркальным Образом» как всегда справился алхимический огонь на площадь. А, еще зеленый дракончик на нас дыхнул пару раз. Теперь у меня на одну шкуру дракончика больше и несколько магических вещиц с мага собрали. Продолжаем.
    Уже в нескольких метрах от следующей двери я почувствовал сильное беспокойство. То, что находилось за ней, похоже было очень, очень недоброе. Если верить Отто, а не верить ему сложно, ведь если он соврал, я убью его брата, а после разыщу его самого, остался только лидер всех нами перебитых – Ревеилеин, или как-то так. К сожалению, о нем и его способностях выяснить ничего не удалось. Хрум рвался в бой, но к счастью мне удалось его притормозить. В эту дверь первым войду я. Выражение недоумения на лицах сопартийцев описать невозможно. Само собой входить я не собирался, зачем, когда одно из известных мне заклинаний позволяет послать туда вполне материального двойника. Потратив пару минут на маскировку, чтобы внешность абсолютно совпадала с моей, я послал смертника. Струя кислоты, вылетевшая из открытой двери, прошила его насквозь. Он пал смертью героя. Ну а теперь можно входить, стучать не обязательно.
    Надежда, что мне удастся уложить Ревеилеина сонным ядом растаяла, как только я взглянул ему в глаза. Теперь этого можно только упокоить. Сразу всплыла в памяти «Скрижаль Каэмундар». Похоже, он воспользовался услугами местной жрицы. Решив, что «ласкать и гладить», то есть нежить это специализация Хрума, я пошел грызть орешки. Не большой, и не страшный полу-драколич больше сюрпризов не преподнес. Правда теперь необходимо найти его филактерию, а раз мы тут все обследовали, значит, придется лезть в тот сырой и грязный тоннель. Как я ненавижу подземелья.
    Но сначала осмотр комнаты. В отличие от предыдущего мага, этот любил роскошь. Огромная кровать с шелковым покрывалом, тиковый рабочий стол, и две потайные двери. Первая принадлежала стенному шкафу в котором стоял сундук. Его содержимое, при беглой оценке, потянет тысячи на три. Вторая дверь, располагающаяся за письменным столом, вела в короткий коридор, утыкающийся в гранитную дверь. Вскрыв замок, я оказался в комнате размером три на четыре с половиной метра, пустой, если не считать два невзрачных сундука. Их содержимое меня не сильно обрадовало, хотя лучше чем ничего. Рановато мы сюда влезли, стоило дать этой ячейке Культа Дракона, еще пару лет времени. Авось и наполнили бы казну.
    Из пройденного нами коридора вправо и влево вели два узких прохода. Любопытство пересилило и, не без труда, я протиснулся в один из них. Тоннель вел в полу затопленную пещеру. Появление из воды четырех тварей оказалось неприятным сюрпризом, а вонь идущая от них навела на мысль, что необходимо немедленно убираться отсюда. Гасты не самые серьезные противники, пока не парализуют. К счастью я еще не успел потратить дневную норму заклинания «Дверь Измерений». Теперь потратил. Все же, на этот раз куда более осторожно, я просунул нос во второй проход, та же вонь. Здесь нам больше делать нечего.
    Вспомнив, что неподалеку от нас валяется мертвый драколич, а неподалеку от него мертвый дракон, мы направились в комнату Ревеилеина. Там ничего не изменилось, поэтому я попросил Хрума притащить драконью тушу, и стоило ему выйти в коридор, как послышался жуткий рев, а после боевой клич нашего жреца. Сообразив, что произошло, и где лежит шкура зеленого дракона, я сквозь смех закричал, «Бежим, на Хрума напал мясной дракон!». Шутка, кажется, не была оценена по достоинству, ну и ладно, главное, что мне смешно, и у меня не кончились орешки. Убивать лича было бесполезно, поэтому мы решили ее связать. Не хотелось пачкать столь дорогую веревку, но обычной под рукой не оказалось. Тушу приказали тащить голему, никто другой на это все равно бы не согласился.
    Остался лишь один тоннель, тот, в который я так не хотел идти в самом начале. Проход вел через четыре пещеры естественного происхождения,соединенные между собой неплохо замаскированными дверями.
    Первая была пуста, если не считать нескольких стульев у стену, и пары игральных костей.
    Далее шла столь же неприметная, полу затопленная пещера. Вода достигала полуметра, но мочить ноги не было ни малейшего желания, поэтому мы пошли по узкой тропинке. Не встретив ни единой ловушки за все время, я слишком расслабился и не успел предупредить Хрума прежде, чем он наступил на слишком подозрительную пластину. Мгновением позже, рядом с нами появился гигантский крокодил. Тварь явно была не с этого плана и чертовски голодна. Но опасность представляла куда меньшую, чем стоило ожидать. Хрум как всегда разобрался, ну и Леприк делал вид, что помогает, стреляя из своего чего-то там. Хотя больше шуму и дыма создавал. Когда крокодил вернулся на родной план, я без труда обезвредил ловушку, и мы продолжили путь.
    Следующие две пещеры очевидно служили храмом какому-то божеству. Стены первой были расписаны барельефами. Несомненно, работа опытного мастера, но у меня картины вызывали скорее отвращение. К человеческим жертвоприношениям я всегда относился с неприязнью, а разрушение артефактов других Божеств на алтаре принца демонов, вообще считаю преступной расточительностью.
    Во второй, основным мотивом росписи были ритуалы в рыбацкой деревне. Будь я добрее, наверное, картины вызвали бы во мне ужас, а так я смотрел с безразличием. Рыбаки молились какому-то гуманоиду с черными глазами и рыбьими чертами, при этом в мучениях изгибали свои тела как угри. В отличие от меня, Хрум оказался менее толерантен к произведениям искусства, он решил их малость подпортить. Я был не против, только предложил сначала полностью обследовать пещеры. Кстати из этой вели два тоннеля. Правда, один был полностью затоплен. Судя по всему, пещера тут напрямую соединяется с озером. Второй тоннель привел нас к уже виденным мной гастам. Тут и писать нечего. Хрум, Фас!
    Обследовать больше было нечего, а филактерию мы так и не нашли. Получив от меня булаву мастерской работы как наименее ценный предмет разрушения, Хрум занялся дроблением творчества культистов древности, Тоже мне дятел настенный. По его словам произведения искусства были посвящены Дагону, принцу демонов, которому разные водные твари а также некоторые рыбаки активно поклонялись еще на заре времен. Праведный труд занял у него часа два и к моему удивлению за это время уровень воды в ранее затопленном тоннеле немного понизился.
    Протянув время до вечера, мы вернулись в разгромленное Хрумом святилище. Как и ожидалось, благодаря отливу открылась еще одна пещера. Запах тухлой рыбы заставил меня пожалеть о том, что я вошел туда. В центре пещеры стоял похожий на саркофаг алтарь, на котором лежал рог кита. Решив, что пора бы для разнообразия сделать что-нибудь доброе для партии, я остановил Леприка намеревавшегося подойти к алтарю. На меня посмотрели как на параноика, но к этому я уже привык, главное, что гном согласился осмотреть помещение при помощи магического зрения. Магия присутствовала в алтаре, роге и тине находящейся за алтарем. Так и знал, что без ловушки не обойдется. Воспользовавшись палочкой призыва монстра, я послал туда животное, а вернее птицу - ворона. Случайное совпадение, но такое удачное. Еще один намек Карасу, что ему лучше быть послушным.
    К моему разочарованию разведка не дала никакого эффекта, удачная попытка при помощи лассо стащить рог с алтаря, также ничего не изменила. Даже когда я взял рог в руки ничего не произошло. Смирившись с тем, что меня просто подвела интуиция, я дал рог Хруму, к моему счастью на безопасном расстоянии от алтаря. Тварь, выскочившую из-за алтаря, нечто среднее между крабом и блохой, можно было описать в тремя словами - омерзительный, огромный, опасный. Бой был короткий, но ожесточенный, спасибо дворфу, без потерь
    Любопытство пересилило, и я потратил вторую жемчужину на идентификацию предмета. Рог оказался артефактом. Так называемый «Рог Тришины», того, кто его держит, он скрывает от злых морских существ, в бою не действует. Вещь священная, но бесполезная. Даже не знаю, кому такое продать можно. Хотя, какой-нибудь капитан торгового судна может и не отказался бы купить нечто подобное.
    Филактерию мы так и не нашли, но поиски решили продолжить завтра, на этот день приключений хватит. Выбрав комнату себе по вкусу, я отправился спать. За что я ценю двух часовой сон, так это за то, что как мало бы не спали мои сопартийцы, у меня все равно остается достаточно времени, на дела, которые команда бы не одобрила, например, сделать копию скрижали Каэрмундара.

    12.01.2013
    (21)
    Лишь на утро мы вспомнили, что у нас есть, надеюсь, еще живой пленник, который может знать что-то о филактерии. Отпирание двери заняло минут тридцать. Несмотря на мою, готовность к нападению, Иво оказался проворнее, так что мне не удалось увернуться от его объятий. Похоже, он был рад любому, кто его отсюда выпустит.
    Ответной радости мы не испытали. Все, что удалось выяснить, это то, что Ревеилеин часто общался с драконовой черепахой живущей неподалеку. Ее партнера убили рыбаки, после чего она взбесилась. Наш драколич что-то ей обещал. Подозреваю, что возвращение любимого. Зовут черепашку Ценшива. Иво объяснил нам, как до нее добраться и поспешил убраться подальше с маяка. Никто не стал ему препятствовать.
    Позаимствовав лодку, мы отправились на собеседование со старой черепахой. Пока плыли, я, изобразив глубокое раскаяние, признался Хруму что неверно разобрал смысл ритуала описанного в скрижали Каэрмундар, и моя ошибка могла стать роковой для всего Фаэруна. Чуть не ляпнул при этом «Простишь ли ты меня, добрый Дворф?», но чудом сдержался, иначе ни каких сил бы не хватило сохранять раскаяную физиономию. После чего, со словами «Такое зло не должно существовать в этом мире!» отдал ему скрижаль.
    Оценив мой благородный жест, Хрум, вложив всю свою ненависть к некромантии, ударил скрижалью о борт лодки. И никакого эффекта. Потом еще раз, снова ничего. Теперь понятно, почему глиняная табличка так хорошо сохранилась и сияла слабым свечением при магическом зрение. Похоже, она была зачарованна на прочность. Стало не до шуток, когда окончательно взбешенный дворф кинул скрижаль на дно лодки и замахнулся мечем. К счастью к нему вовремя подоспело осознание последствий, а за ним и решение проблемы. Развеяв Магию на таблице он подкинув ее в воздух и раздробил плоской стороной меча. Удар оказался столь мощный, что создалось впечатление, будто скрижаль взорвалась. Теперь можно с уверенностью сказать, что великое зло повержено. Таблица восстановлению не подлежит, и древнее знание утеряно. При условии, что кто-то не сделал копию и в этот самый момент не думает, кому и за сколько продать ее. Но кто может быть настолько нехороший?
    Мы остановились неподалеку от места жительства Ценшивы, чтобы обдумать дальнейшие действия. Хотя, обдумывать тут было практически нечего. Говорим, не удается договориться, истребляем. Леприк был строго против роли дипломата, но черепаха драконовая и разговаривает, скорее всего, только на драконьем, который в нашей команде знает только он. Неважно, что я свободно говорю на этом языке, ему об этом знать не обязательно. Впрочем, мне хорошо известны дипломатические способности Леприка, поэтому я сразу накидал план разговора. Подержу гномика перед носом черепашки минуту другую, и можно приступать к переговорам.
    Когда эта тварь вынырнула из воды, пропало всякое желание называть ее черепашкой. Огромное, ужасающее и одновременно прекрасное создание метров десять в длину от головы до хвоста смотрело на нас полными злобы глазами. Сообразив, что сейчас произойдет нечто очень нехорошее, я крикнул на общем, что мы хотим поговорить о ее партнере, и тем самым привлек ее внимание. Но это оказалось моей единственной дипломатической победой. Вскоре стало ясно, что Ревеилеин обещал Ценшиве превратить ее в лича. Непонятно, с чего мне в голову пришла глупая, романтическая мысль. В наспех сработанную историю о том, что Ревеилеин ее предал, тварь не поверила, она оказалась на удивление проницательной. К тому же я попал в собственную словесную ловушку, выбраться из которой мне не удалось. Придется разбираться по-плохому.
    Первым делом, тварь умудрилась цапнуть меня за бок, при своих размерах, она была чертовски подвижна. Ощущение незабываемое. После чего черепаха, открыв пасть, напомнила, что она еще и дракон. Я приготовился увернуться от ее дыхания. Только не учел, что нахожусь в воде. Первое, что я ощутил, это нестерпимую боль и то, как от горячего пара кожа слезает с лица, а глаза горят огнем. И через бесконечно долгое мгновение, уже практически за гранью сознания целительное тепло. А после наступило забвение.
    Глаза я открыл уже на берегу, боль неописуемая, но хотя бы жив. Первое, что удивило, на этот раз никаких прогулок по Бездне. Хрум тут же занялся исцелением. Похоже, в этот раз пронесло. Как выяснилось, жрец вытащил меня практически с того света, вспомнив одну, крайне полезную молитву. На какое-то мгновение мне даже стало стыдно, что я обманул его со скрижалью, но лишь на мгновение.
    Шутку Леприка о том, что мне удалось найти пропавший корабль, я понял, лишь когда мне показали, где он затонул. Оказалось, что мое тело покоилось прямо на названии судна. Обследовав его я не нашел ничего, кроме размокшего судового журнала и нескольких скелетов. Зато теперь у нас есть доказательство того, что корабль затонул. Обследовав морское дно, я нашел пещеру Ценшивы, но не филактерии, ни чего-либо ценного, там не оказалось, так что мы решили вернуться к маяку и еще раз провести основательный обыск. Но уже на месте поиск вместилища души драколича решили отложить до утра, так как Хрум вспомнил, что он при помощи заклинания может задать вопрос своему божеству, но к этому необходимо подготовится. Я был только за. Боль за гранью выносливости имеет привычку утомлять.
    Утром все было готово к ритуалу. Как компонент требовалось достаточно ценное оружие. Я дал жрецу все ту же булаву. Оружие, после произнесения молитвы рассыпалась в ржавчину. Прощай многострадальное оружие работы неизвестного мастера, ты послужило великой цели. Леприк едва сдерживал слезы, зато мы получили результат. По подсказке филактерия находилась у самого вороватого члена партии. Сначала все посмотрели на Леприка, но потом вспомнили, что Бог скорее намекал на профессию, а не род деятельности. Теперь самое простое, выложить все вещи, найденные в этом подземелье, зарубить мясного дракона, который до сих пор дергался и мерзко верещал, хотя уже начал обретать человеческие очертания, и смотреть, какая из вещей среагирует. Только теперь вспомнили о том, что Хрум заметил, как в момент смерти Ревеилеина на мгновение вспыхнула его повязка. Правда, тогда никто не обратил внимание на слова дворфа. Вот и промучились напрасно. При повторном убийстве лича повязка снова среагировала. Вещица не дешевая, но продать ее все равно доброта партии не позволит, поэтому я перерезал повязку без особого сожаления.
    Задание окончено, можно возвращаться в Саэрлун.
     
    EasterДата: Вторник, 06-Август-2013, 09:59 | Сообщение # 48
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - приключения в Сембии:

    Телепортация прошла, относительно, успешно. Мы оказались в Саэрлуне, в достаточно приличном трактире, вот только место посадки попалось не очень удачное. Ничего серьезного, мы просто приземлились на столике, за которым сидела компания абсолютно не смахивающая на чемпионов добра. С хобгоблином в полных латах, сидевшим за столиком мы быстро нашли общий язык, не сойдясь лишь во мнении, кому вот-вот выпустят кишки. Нас обоих в этой ситуации можно было понять. Он обиделся на то, что я разлил его пиво, я на то, что он хобгоблин.
    Дело почти дошло до поножовщины, но к моему огромному сожалению Хрум уладил все мирным путем, оплатив им моральный ущерб, хотя по моему у них за всю жизнь не набралось столько морали, сколько он им оплатил. Из дальнейшего разговора с этой компанией, состоявшей из двух эльфов, орка, хобгоблина и человека, выяснилось, что они направляются в Ордулин, хотят вступить в Серебряные Вороны.
    Ребята оказались не так уж плохи, даже хорошо, что не пришлось их убивать. Один из эльфов, тот, который, по словам Хрума, не был злым, оказался жрецом Шевараша. Стоило мне сказать, как я люблю убивать «dhaeraow», и он уже был готов ставить мне пиво всю мою оставшуюся жизнь. И ведь я не соврал, охота на дроу мне действительно приносит несравнимо большее удовольствие, чем на светлых эльфов.
    Человек из этой компании оказался вором, мне понравилась его теория о том, что все богатство мира принадлежит всем поровну и крадя, он просто берет свою долю. Полу-орк, как ни странно, оказался его учителем. Ну а хобгоблин в полных латах, просто хороший воин. Правда, хороший исключительно в смысле воинских навыков, по словам Хрума, он был очень даже нехороший, как и второй, что примечательно, лунный, эльф. Он мне особо не понравился, чем-то напомнил меня, только чуть менее опытного. С ним надо быть повнимательнее.
    Было бы разумно составить им компанию по пути в Ордулин, но к моему разочарованию разговор зашел о группе «Глаз Дракона», и награде за головы в нее вступивших. Ребята в лицо нас не знали, но были наслышаны, да еще Хайд наболтал лишнего.
    Вскоре Хрум, все это время сидевший за отдельным столом, подозвал меня к себе. Эльф, жрец Шевараша, проходя мимо, шепнул ему, что нас узнали. Тут же я заметил, что куда-то исчез и второй эльф. Осторожно осмотревшись, я смог засечь его, но вынужден признать, растворяться в тенях он умеет. Зато, когда я решил подойти к нему, никакая удача его не спасла. С минуту я постоял у него за спиной, решая как действовать дальше. В былые времена, он был бы уже мертв, теперь же приходится думать, как к этому убийству отнесется команда. Тем более я их подставлю, так как сам с легкостью могу исчезнуть, а вот им придется пробиваться боем. Начинаю тосковать по былым временам.
    В конечном счете я пойти на неоправданный риск. Приставив кинжал к горлу, объяснил, что мы ему и его команде далеко не по зубам, но даже если им повезет, жентам их куда проще убить, нежели заплатить. Стоит отдать эльфу должное, он почти не испугался. К моему совету вроде прислушался. Будем надеяться, что я поступил верно. Говорить больше было не о чем, поэтому вскоре мы разбрелись по комнатам. Предварительно решив, что в Ордулин стоит идти разными путями, иначе одна группа до столицы не дойдет. Собственно, я бы лично прирезал каждого из них на первом же привале, притом первым - эльфа, в целях самозащиты.

    20.01.2013
    (22-28)

    Утром меня разбудил стук в дверь. Это оказалась служанка. Я так и не понял, то ли она сказала, что «добрый господин нас приглашает к столу», то ли меня обозвала добрым господином, но не стал разъяснять девушке, что я далеко не добрый, тем более в роли господина, просто собрался и спустился в обеденный зал.
    За одним из столов заполненным едой нас ждал, богато одетый, дворф. К моему удивлению ему компанию уже составили Хрум и Селеста. Хайд, находясь в невидимости, шепотом сообщил, что в помещение также находятся трое арбалетчиков, скрытых заклинанием «Невидимость». Разговор был коротким, по словам дворфа, он является представителем графини Мирабеты, и настоятельно просит нас заглянуть к ней, когда мы прибудем в столицу. Также он нам сообщил, что ее племянник, Миклас Селкирк, взял в плен нашего гнома. Только теперь я понял, чего не хватает - никто не клянчит деньги, не лезет в разговоры, не пытается набить сумку хранения едой. Леприк пропал! Мне всегда нравился Миклас, теперь же я у него в долгу, а если мы найдем окоченевший труп гнома, желательно со следами пытки, так вообще в неоплатном
    Почему-то ни капли не удивился, когда стало ясно, что графиня в курсе, кем мы являемся на самом деле. Мы слишком прославились в Кормире, чтобы оставаться неузнанными в граничащей с ним Сембии. Просто, чтобы поубавить самоуверенность коротышки, я предложил его «невидимым» друзьям, присесть к столу, указав на каждого из них. Телохранители хранили молчание, дворф же пытался сделать вид, что не понимает, о ком идет речь. Я пожал плечами, давая понять, что мне безразлично, хочет морить своих людей голодом, его право. Только, когда он покинул нас, и вслед за ним вышли все еще невидимые маги, я метнул им вслед ложку соуса. Пятно зависло в воздухе, после чего послышалась сдавленная ругань. Надеюсь, маг увидел мою ехидную улыбку.
    Не знаю, что произошло или же кого винить в случившемся. Либо дворф обманул нас, чего я ему не прощу, либо Миклас подвел, да не то, что подвел, предал, воткнул кинжал в спину. Все мои надежды рухнули в одно мгновение, «крылья надежды», на которых я воспарил к Небесам были безжалостно сорваны с моей спины и все что мне оставалось, это падать в Бездну, истекая кровью отчаяния. Стоило нам только покинуть трактир, как за дверью, отвратительно живой и омерзительно невредимый, нас поджидал Леприк. Уж лучше бы духи мщения снова пришли по мою душу.
    По словам гнома, он действительно встречался с людьми Микласа, продал нас за смехотворную сумму, и теперь таская с собой предмет, позволяющий подслушивать наши разговоры, он должен привести нас к главарю Серебряных Воронов.
    Немного подумав, я решил сохранить гному жизнь, по большому счету его действия не расходятся с моими планами. Неожиданно магическими на Леприке оказались шнурок и старая истершаяся монета, из тех, которые ему заплатили за нас. Шнурок я взял себе, монету оставили гному. Пускай слушают.
    Путь до столицы был неблизкий, но в обжитых землях серьезных опасностей ожидать не стоило. Сначала метрах в двухстах от нас показался криншар. Леприк прикончил его огненным шаром. Вскоре после этого мы нагнали группу полуорков. Двое из них были в полных латах и с символами Тэмпоса. К моему разочарованию незлые паломники. На простых волков мы даже внимания не обратили. На первом при вале девушка попросила помочь ей принести хворост, как мы могли отказать в помощи столь милому ликантропу? Когда обернулась, Хрум разрубил ее надвое, даже серебряное оружие не понадобилось. В тайнике у нее нашли немного золота. И кто после этого злые чудовища?..
    За весь следующий день в дороге мы не встретили никого. Лишь когда остановились на привал, снова, с просьбой о помощи, подошла девушка. По словам Селесты, не злая. Вскоре оказалась допельгангером. Больше она никого не побеспокоит. Ночью прибежали четыре крысы, не то, чтобы большие, так, размером с собаку. Уже и не вспомню те времена, когда подобные твари являлись серьезной угрозой. Я даже вставать не стал. Еще полночи ожидания, день скачки, и мы бы оказались на месте если бы не...
    Серокожих тварей с лысыми, вытянутыми черепами, я заметил слишком поздно. Им даже нападать не пришлось. Стоило встретиться взглядом с одним из них, и я понял, что обречен.
    Очнулся я в храме Вокин. Взгляд Хрума мне сразу не понравился. Какой-то он был пробирающе-осуждающий. Мое воскрешение ему и Селесте обошлось почти в одиннадцать тысяч. Деньги я вернуло незамедлительно, но было ясно, что дворф мной недоволен не из-за непредвиденных расходов.
    Когда Селеста отошла достаточно далеко, чтобы не услышать наш разговор, Хрум просветил меня касательно того, кто напал на нас. Бодаки, нежить, в которую превращаются люди, убийство которых сопровождалось каким-то невероятным злом. Теперь понятно, к чему были его слова «Ну что, доигрался?» как только я очнулся. Прикинув в уме все великое зло, которое я совершил за последнее время, остановился на двух «забытых в мешке» наемниках Эвенвуда. Тоже мне, великое зло, они вообще были бес сознания, когда задыхались. Какие обидчивые. Ну и в Бездну их. Я вернулся, они нет.
    Решив, что дела могут и подождать до вечера, мы отправились за покупками. Разумеется, мой список «необходимого» превышал все остальные, вместе взятые, по меньшей мере, вдвое. К счастью мастеров по созданию магических и что не менее важно, механических, предметов, оказалось предостаточно, хватило и на меня и на Хрума. Наконец я смогу обзавестись ручным арбалетом своей мечты.
    По дороге нас встретила женщина, представившаяся под именем Теля. По ее словам, она спасла нашего дорогого Леприка от безжалостных убийц, за что я выразил ей, переполненную сарказмом, благодарность. Удружила, называется. Успокаивало лишь то, что она нам нагло врала. Так что вина ее не столь велика, как может показаться на первый взгляд.
    То, что она одна из «Серебряных воронов», девушка скрывать не стала, а вот когда я сказал, что мы знаем о подслушивающих устройствах, к моему удовольствию, в глазах у нее промелькнула тревога. Предложению девушки, зайти к Микласу, я удивился еще меньше, чем поверил, что спасение гнома не было подставным. Но какая разница, посещение Селкирка все равно входило в мои планы. Только первым делом в совет двадцати двух.
    В Зале Совета какой-то паршивый клерк, узнав о цели прибытия, пытался вытянуть с нас монету, но я со всей дружелюбностью, на которую был способен, объяснил ему, что нас ждут очень важные люди, и поэтому мы крайне спешим. Странно, он отреагировал так, будто я приставил ему кинжал к горлу, а те самые люди перечисляют список пыток, которым он подвергнется, неужели я настолько плохо выражаю дружелюбие, наверное, надо больше работать над своей речью.
    И вот мы предстали пред двадцатью двумя важными рожами. Две из них заметно проявили к нам особый интерес. Микласа я узнал сразу, кем была вторая женщина, догадаться не сложно. Остальные смотрели с подчеркнутой важностью собственных персон, за исключением того из них, кому мы сообщили о выполнение задания, и в доказательство предъявили судовой журнал. Что ж, трагедия им, деньги нам, все честно.
    Так как Миклас с Мирабетой сидят в совете, у нас оставалось время, чтобы найти трактир и обсудить дальнейшие действия. Первым делом было решено навестить Микласа. О нем я слышал немало, за то недолгое время, что провел в столице. Складывалось впечатление, что этот человек не из тех, от кого в любой момент стоит ждать кинжала в спину, во всяком случае, если ты на его стороне.
    Я предупредил товарищей, что главарь «Серебряных Воронов» в своей «честности» превосходит даже меня так что вся надежда на «птичью проницательность» и скосил глаза на крылья Лоретты. Паладин, пытавшаяся как-то осмыслить мои слова поняла, что речь идет о ней, по смеху всей команды. Но суть все поняли. Можно идти в гости.
    В особняке Микласа было не так уж много охраны, что впрочем не удивительно, для искателя приключений вернувшегося живым из Подземья. Но в то же время, уверен, охраны на самом деле несколько больше, чем нам удалось заметить. Харизматичность, одно из явных достоинств и в то же время, опаснейшее оружие этого человека.
    Первым делом я показал ему символ его воронов, с вопросом, не его ли. По скептическому выражению лица Лоретты, стало ясно, что он врет насчет того, что не посылал своих людей в крепость Килайта. Не без труда, я поверил нашему небесному созданию. Зато Миклас не стал отрицать, что спонсировал Азуна. Цель проста, заключение торгового договора между Кормиром и Сембией на очень выгодных, для последней условиях, по истечению срока жизни его дяди, гарантирует ему должность верховного мастера.
    Впервые меня так сильно достал Леприк. Он постоянно всех перебивал, требуя от Микласа деньги, которые тот ему якобы должен. Я долго терпел, повторял себе, что он сопартией, деремся вместе и все такое. Но моему терпению пришел конец. Игнорируя недоуменные взгляды членов партии, я предупредив Микласа, что мои действия ни коим образом не будут являться враждебными по отношению к нему, шагнул к Леприку и воткнул ему в спину арбалетный болт смазанный снотворным ядом, краем глаза приметив, что, несмотря на использованное мной заклинание «Невидимость», арбалеты стражников оказались нацелены на меня. Появившись, я выжидательно посмотрел на Гитзерая, голема Леприка. Но к собственному удивлению услышал от него слова благодарности. Говорил же, славный голем, тупее, правда, лошади нашего паладина, но умнее ее хозяйки. Я кивнул Микласу в знак того, что можно продолжать беседу.
    Дальше разговор пошел проще. Оставалось серьезное препятствие, тетя Микласа, графиня Мирабета, имеющая столько же прав на должность верховного мастера. От нее он нас и попросил избавиться, к моему удивлению не «летально». Даже наоборот, объяснил, что в случае ее смерти у нас возникнут серьезные проблемы. На вопрос «А как тогда?», он рассказал, что хотя в Сембии и запрещена работорговля, многие из знати пользуются услугами рабов. Его тетя из их числа. Мы приносим ему доказательства ее причастности к работорговле, он прекращает спонсирование Азуна.
    Судя по тому, что никто не обратил внимание на движение моих рук, я не разучился общаться на дровийском языке жестов. Вопрос был простой «Известен ли ему этот язык». Получив положительный ответ, я «показал», что зайду к нему этой ночью. Предложения приходилось делать предельно короткими, тяжело жестикулировать так, чтобы этого никто не заметил. Остается лишь надеяться, что он понял меня правильно. На этом закончив разговор, мы отправились на прием к Мирабете.
    У входа в особняк графини Хрум отказался сдавать свой священный символ. Конфликта со стражниками удалось избежать благодаря кляче паладина, на которую было навалено все, что кто-либо из нас не захотел сдавать в грязные лапы охранников. Вообще пегас Лоретты, его кажется Локи зовут, начинает мне все больше нравиться.
    Графиня мне сразу не понравилась, о Микласе складывалось впечатление как о достойном человеке, он не грешил ложной скромностью, но и носа не задирал. Мирабета же строила из себя нечто, не ниже богини. С большей неприязнью на нее смотрела лишь Лоретта. Графиня по праву рождения, она люто ненавидит всех, кому титул достался за круглую сумму. Пройдя через банкетный зал и, стоит заметить, со вкусом собранную картинную галерею, мы оказались в потайной комнате. Разговор на этот раз был коротким. Мы избавляемся от Микласа, и некому больше спонсировать Азуна. На вопрос «Как?», мы получили не двусмысленный намек – убить. Конечно, она драматично скорбела о смерти племянника, но актерское мастерством не блистала. Также она предупредила, что сразу после того, как мы выполним задание, нам придется незамедлительно покинуть Сембию. Хотя подозреваю, что согласно ее плану нам такая возможность не представится.
    Мы сказали, что подумаем. Роскошь меня не впечатлила, кичливость хозяйки дома раздражала, а предложение, насмешило. Идем искать доказательства ее причастности к работорговле.
    С тем, чтобы НЕ сотрудничать с Мирабетой, проблем не возникло. А вот с Микласом все оказалось гораздо сложнее. Хрум отказался помогать кому-либо и заявил, что лично порубит обеих зловредных тварей. Сколько нервов я потратил, пытаясь убедить его, принять сторону Микласа. Уже и забыл, за что так не люблю дворфов. Если один из них уперся, его легче убить, чем переубедить. Разумеется, в этом деле у меня был личный интерес. У такого человека, как Миклас, всегда можно найти работу по профессии.
    Вообще, если быть более точным, Хрум собирался порубить всех жителей Сембии, но это сделать мы вместе с Лореттой ему настрого запретили. А ведь он мог попытаться исполнить задуманное, и видя его в деле, уверен, на улицах лежала бы далеко не одна сотня трупов. Поняв, что мы против массового убийства и большая часть команды готова сотрудничать с Микласом, Хрум сильно приуныл. То есть стал еще большей проблемой. Говорить с ним стало бесполезно, он на все соглашался, но это не означало, что в самый ответственный момент от не «очнется» и не попытается всадить Микласу его же рапиру по самую гарду.
    Меня спасло неожиданное появление незнакомого парня с письмом, адресованным Лоретте, в котором кто-то неизвестный назначил нам встречу в одном из портовых складов. Полученной передышкой стоит воспользоваться, чтобы придумать, как переубедить упрямого дворфа.
    На складе нас встретили четверо магов в плащах и масках. Среди них явно выделялся лидер, остальные за все время не проронили ни слова. Передавая разговор вкратце, один нехороший некромант украл у них важный свиток. На вопрос Хрума – «А разве бывают хорошие некроманты!», я боялся, что говоривший с нами ответит что-нибудь вроде «Если сравнивать со мной, то бывают.», поэтому вмешался в разговор, напомнив о баэлнорнах, да и вообще «Мертвый некромант, уже хороший некромант.». Наш собеседник понимающе посмотрел на меня и от замечаний воздержался. А я про себя молил Богов, чтобы Хрум не решил искромсать эту четверку по обвинению в некромантии.
    Продолжая тему, по случайному стечению обстоятельств, имя беглеца - Ревеилеин, он может оказаться полу-драконом и все, что известно о его местоположении, это то, что он все еще находится где-то в Сембии. Украденный им документ, это описание некоего ритуала, суть которого говоривший передать нам отказался. Я объяснил ему, что это глупая предосторожность, так как мы все равно узнаем его содержание, когда найдем Ревеилеина. Не сдержавшись, сказал я это на «драконьем». Отметив при этом растерянно-недовольное лицо Леприка, когда мы столкнулись с драконовой черепахой, он должен был общаться с ней, так как по моему заверению никто кроме него язык драконов не знал.
    Конкретно задание. Принести и свиток и некроманта, вернее его голову. Взамен мы получим информацию о темных делах, либо Микласа, либо Мирабеты. А у меня появилась идея, как убедить Хрума выбрать верную сторону.
    Пару часов до позднего вечера мы потратили, расспрашивая сембийцев, что они думают о графине Мирабете. Потратили зря, она само совершенство, просто образина добродетели.
    Комната в трактире, место в стойле и ужин для Карася обошлись в три золотых. Расплатившись, я пошел спать, на остаток ночи у меня грандиозные планы.
    Проснувшись, я сразу взялся за дело. С копией скрижали Каэмундар проблем не возникло, мне надо было лишь скопировать текст. С ритуалом же возникли затруднения. Спасало лишь то, что текст не был древним. В ином случае на подделку у меня банально не хватило бы времени. Так что я справился относительно неплохо. Теперь у меня на руках оказались две точные копии ритуала со скрижали, ритуал Ревеилеина и копия второго ритуала, с несколько измененным содержанием, но разницу заметит разве что тот, кто его написал, само собой места исправлений я запомнил, на случай, если придется отдать оригинал. Зачем я так стараюсь? Получить информацию о Мирабете, задание первостепенной важности, но и Микласу верить на слово я не намерен, и буду очень рад, если у меня окажется что-то, благодаря чему я смогу держать его за горло. С магами - культистами дракона - без сомнения, мы договаривались, что мы узнаем только об одном из них, я же намерен пойти более простым путем, нежели запугивание, или убеждение, и просто поменять на скрижаль информацию о втором Селкирке. Ну а Хрума должно порадовать то, что проведение «неисправного» ритуала может привести к самым непредсказуемым последствиям.
    Собрав все самое необходимое, я бесшумно покинув трактир, и отправился в уговоренное место встречи. У входа на склад стоял человек в плаще. Когда я сказал, что пришел по поводу задания, меня попросили подождать. Долго, впрочем, ждать не пришлось. Внутри стояла та же самая компания. Говоривший был несколько удивлен моим визитом, но быстро вник в суть дела. Я мог сразу выяснить, что скрывает Микласе, а на следующий день узнать тайну Мирабеты, но вдруг команда захочет «повторно» узнать о Микласе. Поэтому, хоть мне это и не было совсем по душе, мы договорились, что сейчас я отдаю ему ритуал Каэмундар, а завтра требую информацию об обоих Селкирках. Он же, немного» поломавшись» соглашается на мое условие. На обратном пути успокаивало лишь одно – если разобраться, я ничего не теряю.
    Теперь предстояло зайти к Селкирку. Можно было пройти через главные двери, просто сказав, что я к нему по делу, либо воспользовавшись «Дверью Измерений» оказаться в особняке, Что, впрочем могло оказаться невозможным, но демонстрация моих способностей могла серьезно облегчить дальнейшие переговоры, поэтому я пошел на максимальный риск. Охрана у Селкирка конечно хорошая, у входа в спальню моего двойника буквально разорвали в клочья. Следом за ним я, все еще скрываясь в тени, намеренно вступил в радиус действия заклинания «Тревога». В отличие от меня он настроил его так, чтобы оно сигналило на весь дом. Разумно, когда у тебя полно охраны. Миклас был растерян, но вовремя разобравшись в ситуации, приказал своим людям опустить оружие. Похоже, он был впечатлен. Я же получил гарантию, что в случае чего, работа для меня найдется.
    С утра мы все дружно отправились выяснять, в чем повинны Селкирки. Хрум все же решил, что они злые некроманты и потребовал их жизни. Мы с Лореттой снова оказались против, так как информация, которой они обладают была важнее… Вот только проблема - важнее для нас. Но мы твердо стояли на своем. В результате Хрум ушел в еще более глубокую депрессию. Из нее дворфа не вывело даже мое заверение, что исправленный мной ритуал, при его провидении, превратит всех окружающих в горстку пепла. Само собой я врал, но и такой вариант исключать было нельзя. Поняв, что его не переубедить, мы вошли на склад.
    Разговор прошел просто идеально. Я выдвинул свои требования, маг нехотя согласился, и к моему счастью сразу рассказал все, что нас интересовало.
    Что удалось узнать: В поместье сына графини Мирабэты направляется караван рабов. Прибудет в столицу через три дня. Далее про Микласа, в Селганте ему принадлежит док, там ремонтируются пиратские суда. Теперь ясно, как молодому Азуну удалось разобраться с пиратами.
    Лишь после этого маг внимательно просмотрел переданную ему страницу. По его взгляду стало ясно, ритуал ему известен в малейших деталях. После чего прозвучало ровное - «Убейте их». Сам же маг, скастовав какое-то заклинание, исчез. Огонек, размером с горошину, вылетел из указательного пальца Леприка и уже в следующую секунду взорвался столь знакомым мне, шаром огня. У троих менее расторопных товарища мага не оказалось ни единого шанса. Собрав все ценное, мы направились в особняк Микласа, лучше с ним решать, как действовать дальше.
    От Микласа мы узнали, что все, что от нас требуется, это принести ему купчую на рабов. Пора отправляться в путь.
    Мы поскакали навстречу каравану. По дороге на нас напал ликантроп, волк. В его логове нашлось кое-какое золото. Больше в течении дня нас никто не беспокоил. Лишь ночью к нам подошли семеро полу-орков. Они тут оказывается стражи порядка. Само собой, я тут же поинтересовался, какой именно порядок они стерегут. Недоумение на лице их командира дало мне понять, что он попался. Я еще минут десять вешал ему лапшу про разные порядки, пытаясь не рассмеяться, мои сопартийцы также страдали от, с трудом сдерживаемого, приступа смеха. В результате сошлись на том, что орки вовсе не такие тупые, как принято считать, и вернувшись в часть, он обязательно выяснит обо всех порядках. Я искренне пожелал ему удачи в столь нелегком деле.
    К обеду мы встретили караван. Его сопровождали двое солдат и жрец Бэйна. Маловато для нас. Взбесило лишь то, что и у этого жреца был деревянный священный символ. И с чего Бэйну помогать своим жрецам, если будучи одетыми в несколько десятков тысяч золотых, они жалеют пару десятков монет на нормальный священный символ.
    Рабы все не могли поверить, что их отпустят. И правильно делали. Рано им еще. В документах найденных у жреца не было имен, значилось только поместье Селкирк. А значит они могли предназначаться как Микласу, так и его дяде. Решив, что нам могут потребоваться более веские доказательства, я чудом смог убедить рабов повременить со свободой. На обратном пути лишь однажды нам повстречались трое орков. Я лениво растолкал Леприка, он пустил Огненный Шар и мы продолжили сон.
    Рабов мы оставили за городом, под присмотром Леприка. Все убедились, что его лучше держать подальше от важных разговоров. По хитрому взгляду гнома я понял, что он хочет сделать с этими людьми, так что по моему взгляду он понял, что с ним станет, если он это сделает.
    К счастью Лоретта уговорила меня не предпринимать никаких действий, не посоветовавшись с Микласом. Как оказалось, единственное поместье «Селкирк» принадлежит Мирабэте. Так что мы зря тащили рабов в столицу. Задание можно считать выполненным. Миклас обещал, что Азун более не получит от него ни единого золотого, я ответил, что очень рад этому, иначе нам пришлось бы наведаться в Селггант. Мы без обид поняли друг друга. Последнее дело и можно докладывать Килайту.
    Давненько я не показывал паладину, какой я хороший. Выяснив, где в городе распределяются патрули, я за небольшую сумму договорился о том, чтобы всех пришедших с нами с эскортом проводили по домам. Обошлось нам это всего в пятьдесят золотых, которые мы с Лореттой заплатили пополам. Я самый хороший и добрый, можно возвращаться в Крепость.
     
    EasterДата: Вторник, 06-Август-2013, 10:02 | Сообщение # 49
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - лагерь шедоваров:

    К моему удивлению на этот раз Таэгган не пришел, чтобы поприветствовать нас. А я был уверен, что у этого эльфа нюх на наше появление. Зато, по дороге в апартаменты герцога, мы встретили сильно подавленную Дав. По ее словам Эвереска отказалась помогать нам в войне против шадоваров. Их не трудно понять, шейды практически спасли город, когда он был осажден фаэримами. По моему Ночная Тень была мне очень признательна за это понимание, также она заверила нас, что Молчаливый Дождь всецело на нашей стороне.
    Мы доложили Килайту об успешном завершении задания, не распространяясь о причинах нашей уверенности. Докладом герцог остался доволен. Напоследок он сообщил нам, что дней через пять планируется крупное сражение, и он бы хотел, чтобы мы приняли в нем участие. Разведка доложила, что из Даркхолда выдвинулся отряд численностью приблизительно в тысячу человек, герцог намеревается выйти им навстречу и попытаться занять стратегически удобную позицию. Получив наше согласие, он дал нам предмет, который по его словам в нужное время поможет точно нацелить телепортацию в его лагерь. Мы ему так, на всякий случай напомнили, что среди регулярных войск нам делать особо нечего. На что он выразил свое понимание и заверил, что конкретно для нас подберет задание из подраздела «невыполнимо». Попрощавшись, мы отправились в трактир, где нас уже ждали Фелзо и Стэдд.
    О том, что придется работать под носом у шадоваров, нас уже предупреждали, и вот, время пришло. Разведка доложила, что лагерь располагается на побережье, между Велуном и Марсембером. В нем приблизительно пять сотен человек. В море недалеко от берега еженощно ведутся подводные работы. Караваны из Сембии ходят туда раз в три дня, также там швартуются тэйские торговые корабли. Стены и защитные сооружения отсутствуют, очевидно, шейды, в защите, больше рассчитывают на магию. Наше задание – выяснить, что они там пытаются откопать. Побочно, нам сообщили, что за союзом жентарима с шейдами стоит жрица Шар, Эсвелл Серый Плащ. Ну почему обязательно Шар. У меня что – судьба, на ее жриц нарываться.

    09.03.2013
    (29-01 Тарсака)

    Воспользовавшись комнатой порталов, мы переместились к святилищу Тиш, к востоку от Велуна. А оттуда уже добраться до лагеря каждый на своих четырех копытах.
    По дороге к лагерю на нас напал анкхег. Омерзительной твари утащить меня с собой. К счастью кто-то из магов успел прибить его. Дальше по дороге мы больше ни кого не встретили. Только когда остановились, вдали пробежали четверо волков. Никто не обратил на них внимания.
    С утра мы продолжили путь. На выскочившего кринша Леприк пошел с мушкетом. Поспорили с Хайдом на золотой, что гном промахнется, разумеется, оба поставили на это. Обязательно бы выиграли, но подлый коротышка, одумавшись, кинул Огненнывй Шар. Его назвали жуликом, и платить ему не стали.
    Начался дождь со снегом, да еще и ветер поднялся, ненавижу местную погоду, уже к вечеру температура может упасть глубоко в… минус, или подскочить до пекла. Вскоре к нам подошел мужичек с вязанкой дров. Спросили, не ликантроп ли он. Мужик растерялся, а когда предложили проверить серебром, бросился бежать. Тяжело вздохнув, намекнул Леприку, что перед лагерем шейдов он еще успеет пополнить запас огненных шаров. Не повезло мужику, горка пепла, и больше ничего. Порыскав по следам, мы нашли его тайник, горка золота, и больше ничего. Кажется, я повторяюсь.
    Теперь только все заметили, что Хайд куда-то исчез. В смысле совсем. Так как сначала он постоянно пребывал в невидимости, но периодически подавал признаки жизни. Искать его не стали. Неизвестно, когда именно он пропал. У нас времени много, но не настолько.
    На следующем привале к нам попыталась подкрасться четверка людей. Немного попугали, чуточку посмеялись. Были ополченцами у местного лорда, пока он не влез, куда не следовало, теперь строят из себя партизан. Мы направили их в Крепость Килайта.
    С утра снова в путь. Идти оставалось меньше дневного перехода. Так как время нас не слишком поджимло, я предложил дождаться каравана, захватить его и под видом торговцев подобраться поближе к лагерю. Местность там вероятно будет абсолютно просматриваемая, поэтому другого способа подобраться достаточно близко я не видел.
    К полудню мы заметили торговый караван. Какая удачная находка. Охрана, шестеро мечников, двое магов и один воин, который вообще непонятно что здесь забыл. Весь груз каравана едва ли стоил одну сотую его экипировки.
    Скучно, но наиболее разумно было бы перебить всех, кто пришел с караваном. Но я ведь, по общепринятому мнению, так сказать, только латентно злой, в то время, как мои сопартийцы более или менее ортодоксально добрые. Поэтому пришлось изворачиваться. Подойдя, мы поздоровались с караванщиком. В наши благие намерения он, разумеется, не поверил, и было ясно, что просто так свой товар нам не уступит, а устраивать тут резню как я уже писал, не было вариантом. Поэтому я подкинул в руке свой коронный мешок с сотней золотых и сообщил охранникам, что те, кто убьют хозяина каравана, поделят деньги между собой. Караванщику не понадобилось много времени, чтобы понять, что он фактически уже мертв. Стоит ли говорить, что в его отряде ни нашлось никого, кто бы в пользу благородства отказался от золота. Лишь тот загадочный воин смотрел с интересом на происходящее.
    Когда до смерти торговца оставались считанные секунды, я приказал всем остановиться, самый глухой, или тупой, понял, что подработка отменяется, когда практически у его носа пролетел арбалетный болт. Я бы удивился, если бы все, все поняли с первого раза. Теперь торгаш будет куда сговорчивее. Просить я уже не стал. Поставил перед фактом, что он оставляет караван, получает компенсацию стоимости товаров, берет двоих воинов, одного мага, и отправляется в сторону дома. По его словам товара у него на восемь сотен. Получив от Лореты четыре и еще одну на троих телохранителей, он оказался почти счастлив. Тем, кто остался с нами, мы обещали все, что останется от каравана после торговли, то есть коней, телегу и прочее, и еще золота сверху за те дни, что им предстоит добираться до Сембии. Я чувствовал себя почти хорошим. Платила, разумеется, Лоретта. Методы мои паладину пришлись не совсем по душе, но, но она списала это на меньшее зло, главное, результатом все остались довольны.
    Пришло время выяснить, что тут делает этот закованный в броню попутчик. Воин назвался Дарвином, родом из «ото всюду», наемник. Похоже, ехал наниматься, узнаю одного из тех, кому безразлично, на кого работать. Подкинутую мной монету он с легкостью разрубил, а нам опытный воин не помешает. Кажется, никто в команде не был против его компании. Небрежно кинув ему черную жемчужину, я сообщил, что это задаток, если он решит работать с нами. Он согласился.
    Только теперь я объяснил нашим новым товарищам, зачем нам понадобилось захватывать караван. К нашей удаче до лагеря караван дошел бы только завтра. Значит, есть время подготовиться. Я оделся богатым торговцем, остальные сошли за охрану, сменив наиболее ценное вооружение и экипировку на нечто более броское, благо в мешках смены хватало. Оттуда же я выгреб все магическое, что мы еще не успели продать. По легенде я торговец, который часто общается с приключенцами и за счет их товаров хочет наладить торговлю с шейдами, а заодно быть «своим», когда они, как мне нашептали, в союзе с жентаримом обретут здесь власть. Подкопаться можно, но вряд ли этим будут заниматься.
    Единственным ночным беспокойством оказались четыре гуля, никто не сбежал, никто никого не пытался убить. Так что можно считать, что ночь прошла спокойно. Часа через два пути мы подъехали к лагерю. Как я и ожидал, площадь в радиусе полукилометра просматривалась как на ладони. На этой же дистанции летали патрули на летучих мышах.
    Нам на встречу вышли группа, состоявшая из четверых шейдов и восьми орков, возглавлял их человек, судя по священному символу – жреца Шар. Торговля прошла успешно. Кажется, никто ничего не заподозрил. Магический товар заинтересовал жреца, учитывая, что я предложил скидку в одну пятую от стоимости. Правда приобретать он ничего не стал, по его словам сейчас в лагере недостаточно денег, но они проведут здесь еще несколько десятидневок, поэтому в следующий раз, когда я приду к ним с товаром, они будут готовы раскошелиться. Должен признать, я в глубине души надеялся скинуть им вещи по цене выше той, которую устанавливают обычные торговцы. Получив кошель с четырьмя сотнями за обычные товары, мы отправились в обратном направлении.
    Остановились только когда были уверенны, что отошли достаточно далеко, чтобы нас не заметили. Лоретта получила деньги шейдов, всех кто пришел с караваном, вместе с лошадьми и телегой мы отправили обратно в Сембию. Дарвин, взвесив все за и против, решил принять участие в нашей авантюре. Разумеется, я ему не доверяю, но сейчас стоит рискнуть, присмотреться повнимательнее, смогу потом.
    Как и докладывала разведка, стен в лагере нет, по территории расположено пятнадцать чернух куполов, по словам наших магов – обычное заклинание «Тьма» только очень больших размеров. Видимо купола защищают их обитателей от дневного света. Уверен, лагерь защищен заклинанием «Тревога». У причала стоит множество лодок и несколько кораблей. Одри сразу узнала тэйские паруса. Я предложил потратить еще сутки на то, чтобы посмотреть, чем обычно занимаются шейды, особенно в ночное время. И, не услышав возражений, отправился на разведку.
    Как я и ожидал, на закате купола исчезли. Под ними оказались палатки. Группа шейдов в сопровождение охраны, на лодке вышла в море. За ночь больше ничего примечательного не произошло. Лодка вернулась только утром, орки тут же начали выгружать, явно тяжелые, ящики. Не надо быть гением, чтобы понять, что всю ночь велись подводные раскопки. Теперь, мне известно, в каком направлении находится то, ради чего шейды разбили здесь лагерь. На такой лодке далеко в море не уйдешь, значит, это к тому же находится недалеко от берега. Также стоило обратить внимание на то, что один из кораблей готовился к отплытию. Можно возвращаться.
    Придя на место нашей стоянки, помимо сопартийцев, я увидел неизвестный труп и двоих пленников. Женщина маг и огненный дженази. На теле мертвого жреца Кирика было найдено письмо от Сциллы Темной Надежды, адресованное какому-то высочеству шейдов, которое судя по всему находящемуся в лагере. В письме она хотела предупредить его о том, что мы направляемся в гости
    К моему приходу девушка все еще находилась без сознания. Работа Хрума. Влитое ей зелье лечения возымело эффект. Бедняжка была напугана, но стоит отдать должное, у нее хватало смелости на то, чтобы беспокоится о своем учителе. Узнав, что он в порядке, она заметно успокоилась, и без проблем ответила на наши вопросы. Врагами эти двое нам небыли, просто ошиблись в выборе компании. Что-то последнее время много таких «ошибшихся». По словам дженази, ее учителя, надо быть сильным, а чтобы стать сильным надо влезать в проблемы, которые тебе не по зубам. Хотя в этот момент она, кажется, усомнилась в мудрости этих слов.
    Пара искала работу в Тэшвейве. Там кирикист и уговорил ее учителя помочь ему в доставке письма. Он же и приказал ему напасть на нас, не сообщив, кто мы. Дженази повторил слова девушки, хотя не мог их слышать, так что вероятно это была правда. В конце концов, мы решили отпустить их, вернув кинжал и книги заклинаний. Напоследок дженази сообщил нам, что Сцилла сейчас правит в Арабэлле. А также, он слышал о команде охотников за нашими головами. На этом мы распрощались. Отпуская их мы конечно рисковали, но даже я почему-то был уверен, что нас они не сдадут.

    Теперь о группе - «Сила тьмы»
    Полу-дракон троглодит – жрец Лаогзеда
    Дроу – жрица Лос
    Человек – маг
    Человек - воин
    Название банальное, в команде и без того небольшой жрица практически бесполезна. Жду - не дождусь встречи с ними.

    Я рассказал обо всем, что увидел за ночь. Тэйцы могут знать, куда отправляются лодки. Поэтому мы решили, что Одри внимательно присмотрится к кораблю, а когда он отплывет достаточно далеко, чтобы его не было видно с лагеря, телепортирует всех на палубу. Я еще до этого прокрадусь на этот корабль, осмотрюсь, по возможности подготовлюсь к прибытию сопартийцев, возможно уберу мага, другого.

    17.03.2013
    (02)

    До корабля я добрался без проблем. Для перестраховки выпил бутылку эликсира Скрытности, воспользовавшись палочкой левитации поднялся вверх. Но на этом моя удача закончилась. Поднялся я всего в нескольких метрах от прогуливавшейся по палубе парочке магов, они меня не заметили, зато услышали, как я чиркнул по борту носком сапога. Пришлось быстро отползать, вот только быстро и тихо, понятия мало совместимые. Но зато я успел перелезть через борт. Порыскав по палубе, я понял, что здесь мне делать нечего, незаметно устранить кого-либо на палубе не удастся. В каюте матросов было пусто. Пробрался в каюту капитана, вскрыв довольно сложный замок и заодно стер контактный яд с дверной ручки, но там тоже было ни души, только кровать и четыре матраса в отделенной занавеской части помещения. Четыре сундука я решил оставить на потом.
    Вернулся на палубу, ради интереса сунул нос в один из ящиков. Помимо мелкого жемчуга там лежали два обломка каменной таблички с письменами на нетерезском. Пробовал прочитать при помощи кольца, но понять смысл написанного так и не удалось, слишком маленькие фрагменты, вроде говорилось о каких-то магических экспериментах и жизни города. На всякий случай закинул обломки в сумку. Еще в два ящика были заполнены мелким кварцем. Больше мне ничего не оставалось, кроме как сидеть и дожидаться появления команды. К счастью ждать пришлось недолго.
    Тейцы сообразили, что к чему довольно быстро. Четыре война тут же встали на защиту троих магом и жреца Коссута. Один из магов все время отражал выпускаемые Леприком «Огненные Шары». Мне также везло как светлоухому на жертвеннике Лос, впустую три болта с ядом потратил. В конце остался только один жрец, которого к моему неудовольствию Лоретта убедила сложить оружие. А еще, в добавку, мы чуть не угрохали капитана корабля. Ну, хотя бы все живы и знаем, где ведутся раскопки. Жрец рассказал нам о том, что место раскопок охраняет гигантский теневой змей, описав при этом некоторые из ее способностей, встреча будет не приятная.
    Капитан выглядел несколько опечаленным, оказывается, за потерю магов в Тэе грозит смерть ему и всей его семье, а если не вернется, так еще и до семей членов его команды доберутся. Мне было даже жаль его, но тут мы ничем помочь не могли. Он согласился доставить нас к месту раскопок, предупредив, что шейд патрулирующий небо в том месте, сделает одно предупреждение, после чего выпустит на корабль заклинание «Облако Убийца». Серьезно, но так близко ему подплывать и не придется. Команда хотела взбунтоваться, но благоразумие восторжествовало, или скорее авторитет капитана подействовал, но главное, что все успокоились.
    И тут я услышал всплеск воды за спиной. Понял сразу, время понадобилось на то, чтобы поверить. Этот придурок, Дарвин, отпустил жреца под честное слово. И главное все оказались спокойны на этот счет. Стрелять воин мне не позволил, и понимая, что сопротивляться в этой ситуации неблагоразумно я опустил лук. Сказать, что я был зол, нет, всего лишь в БЕШЕНСТВЕ. В теории следующая ночь должна была стать последней для Дарвина, но вспоминая не самый удачный опыт в Иммерси, огромным усилием воли, я подавил нахлынувшие эмоции, толку от них мало, а глупостей мог наделать выше крыши.
    Начальный план был таков – подплываем на минимально допустимую дистанцию, Хрум и Селеста на своем парно-крыло-копытном в невидимости устраняют шейда с его летуном, после чего корабль отправляется в плавание далекое, а мы - глубокое. Тут же я внес коррективы. Выделяю три зелья невидимости, дожидаюсь сопартийцев в лодке на всякий случай, но под воду не лезу. И сматываюсь, когда на горизонте появится отряд быстрого реагирования, который вылетит, как только сбежавший жрец доберется до лагеря шейдов. Так что если придет подкрепление, обо мне можно не волноваться, предупредить их я все равно не смогу, так что смотаюсь раньше, чем у мага шейдов появится возможность кинуть планарный якорь. Встретимся там, где мы оставили лошадей. Спорить никто не стал.
    С первой частью плана на первый взгляд накладок не возникло. Шейд чуть не сбежал, но Хрум смог нагнать его. И все же меня сильно беспокоило то, что заметив нападающих, он скастовал заклинание, без каких-либо видимых эффектов. Конечно, это могло быть неудавшееся заклинание, либо защита, но всего один охранник в таком месте, на ум так и лезли слова «Шепчущий Ветер». Похоже стоит ждать подкрепление, и жрец Коссута здесь будет не причем.
    Команда корабля не обрадовалась тому, что мы забрали две спасательные шлюпки, но их недовольство меня меньше всего волновало. Пусть радуются, что мы позволили им уйти. Пегас отправился на родной план, а Лоретта, Хрум и Леприк на шлюпке до буйка, а после на дно.
    Раньше времени сбегать я не собирался, так что у меня появилось свободное время на то, чтобы подумать, с чем мы столкнулись. Думать долго не пришлось, кварц оказался последней деталью головоломки. Шадовары ищущие непонятно что, в подводных раскопках письмена на нетерезском, повествующие о жизни города. Будь я полумозгликом, если в древности здесь не упал летающий город шейдов. А мелкого кварца было полно в одних руинах, около разрушенной мифали. Когда я начал собирать информацию о Богине Шар, разумеется мне попадались факты, прямо, либо косвенно связанные с ней и ее последователями. Возможно, я ошибаюсь, но летали такие города благодаря устройству называемому мифалар.
    Вскоре всплыло гигантское тело довольно жуткой твари. Товарищам явно пришлось нелегко. Теперь дело за малым успеть выяснить прав ли был я насчет того, что находится под водой. Вот только времени у них на это мало, на горизонте уже виднелся летучий отряд. Предупредить об опасности я все равно не мог, осталось только сматываться. Варианта было два. Либо в Мензоберранзан, а обратно телепортом, либо вплавь. Я выбрал более дешевый. При помощи накидки фокусника перенесся как можно ближе к берегу, а остаток пути преодолел под водой, ожерелье адаптации позволило плыть не выныривая на поверхность, а кольцо и пояс, передвигаться в воде свободно как рыба. Так что до берега я добрался без проблем, хоть и с некоторым запозданием.
    Сопартийцы, появившись там намного раньше, чувствовали себя неуютно рядом с этим осиным гнездом. А может, и обо мне волновались, кто знает. Но признаюсь, мне было одновременно и приятно и неудобно от того, что они решили дождаться меня.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:27 | Сообщение # 50
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - битва в Каменных землях

    02.04.2013
    (02-06)

    Моя догадка оказалась верна. Команда не только обнаружила город, но еще и отломала кусок от огромного кварцевого купола.
    По дороге нам встретились трое воинов в чешуйчатых доспехах и один, судя по внешнему виду - друид. От воинов, удалось узнать, что Стальная Принцесса скрывается в болотах к западу отсюда. Друид в свою очередь предупредил, что скоро ожидается буря. Вспомнив, что вплоть до комнаты порталов непогоду переждать негде, мы, насколько возможно, увеличили темп скачки, и лишь чудом успели, хоть и пришлось скакать на два часа больше обычного дневного перехода. К тому моменту, как мы добрались до портала, с погодой начало происходить нечто ужасное. К счастью лошади, и даже пони выдержали. Было бы неудобно скакать на лошадиных трупах.
    Привал устроили прямо в комнате порталов. Лошади настолько устали, что до Крепости пришлось бы тащить их на себе. Сложно сказать, кто первый вспомнил о товарищах орках с предводителем, за голову которого что-то даже заплатят. Но все дружно решили, что Килайт может подождать.
    Первое, что мы увидели, по ту сторону портала, это дождь из стрел. К счастью я не спешил входить, а чтобы пробить доспехи Хрума и Дарвина требуется что-нибудь не меньше баллисты. Я в это время отстреливал тех орков, которых не накрыл очередной, пущенный Леприком, огненный шар. Вскоре из лесу выбежала забавная, но огромная и по виду ужасно злая тварь. Гигантский злобный дикобраз, кажется, таких называют Завывателями. Продержался недолго. Только я понадеился, что сейчас мы всех до последнего перебьем, как среди орков прозвучал сигнал к отступлению. К моему величайшему разочарованию догнать никого из них так и не удалось. Ничего, еще вернемся. Пока удалось уложить тридцать двух зеленых свинорылых и их песика. В принципе сносно, собрали все луки, кирасы и ятаганы. Дешевые сами по себе, в таком количестве выйдут в приятную сумму. Загрузив трофеи на лошадей, мы отправились в путь.
    До крепости доскакали без происшествий. Фелзо мы обнаружили в трактире, там он потягивал вино в компании Стэдда и незнакомого мне воина в полных латах. По реакции Хоклина на наш доклад сложилось впечатление, будто город шейдов не сегодня, так завтра точно взлетит. Стоило нам упомянуть о встреченном патруле сил Стальной Принцессы, как латник, до этого времени хранивший гробовое молчание, встрепенулся. Он оказался одним из генералов, сохранивших верность принцессе, но это его проблемы. Хотя с одним патрулем, думаю, будет проведен серьезный разговор.
    Не обошлось и без новых заданий:

    В первую очередь разумеется устранение.
    Эсвелл Серый Плащ – жрица Шар, посредник между шейдами и жентаримом.
    Верблин – лорд рабов Жентл Кип. Начал охоту на наших землях.
    Что сказать – влип. Уже третья жрица Шар. Я уж молчу о монастыре Темной Луны.
    Второе задание.
    Устранить угрозу исходящую от корманторских дроу. Решим проблему, и можно рассчитывать на подкрепление с Долин. Армия способна пройти по одной из двух дорог, севернее, в долине Туманов, или южнее через Глубинную Долину. Второй путь ведет через Сембию, к тому же помощь придется искать в поселении светлых эльфов, что мне совсем не по душе. В Долине Туманов же проживает некий лорд Волькот, который, по словам Фелзо, задолжал предыдущему составу нашей группы. Этот вариант мне куда больше нравится.

    По моим расчетам мы должны были появиться в лагере Килайта не позже чем через сутки. Опаздывать не стоило, но и спешить было некуда, поэтому оставшееся время мы потратили просто на отдых. Хрум купил двадцать пять литров пива. Надо было видеть лицо торговца, перелившего целый бочонок в небольшой бурдюк. С Леприком я поступил особо жестоко. В трактире купил ему репы с луком на целый золотой. Гном долго давился едой, а когда понял, что больше в него не влезет, к моему удовольствию, начал складывать остатки в мешок хранения. Для себя я решил, что отныне в каждом трактире буду покупать ему репу с луком.
    Время прошло весело, но быстро, и к вечеру, решив, что нет смысла более задерживаться в крепости, мы отправились в лагерь Килайта. Одри воспользовалась предметом, который нам дал герцог, как фокусом заклинание, и, судя по всему, это сработало, так как очутились мы прямо в шатре герцога.
    Мы как раз попали на совет, в котором принимали участие Килайт, Рэспин, Дав, Роза, Антон и Столег. По словам герцога, его армия дойдет до места назначения к завтрашнему вечеру. Среди наших врагов регулярная армия Даркхолда, великаны и отряд легкой кавалерии, называемый «Эскорт Даркхолда», также они известны, как «Охотники на пурпурных драконов». Я едва сдержал ухмылку, вспомнив бедного жента, которого я сдал властям Нового Тилвертона под этим клеймом.
    План таков, солдаты займут возвышенность, за которой располагается лес. Когда армия жентарима нападет, они отступят, заманив противника под обстрел «Молчаливого Дождя», а сами возьмут вражескую армию в клешни. Проблема в том, что неподалеку от нашей позиции располагаются холмы, подъем на которые находится со стороны армии противника. По всем расчетам женты отправят туда своих великанов. «Каменный град», который они способны устроить может привести к огромным потерям, что крайне нежелательно. Наша задача сразу после нападения жентов очутиться на вершине холма и перебить великанов и всех, кто придет им на выручку. А также, для поднятия морального духа остановить знамя, либо Кормира, либо наше собственное. Я сразу выбрал первый вариант, учитывая, сколько платят за наши головы, не хочу сражаться с несколькими отрядами, решившими подзаработать.
    Следующий день мы провели в пути. И, как и планировалось, к вечеру были на месте. Оценив холм, я убедился, что без магии забраться туда, не попав под обстрел, невозможно. Вариант, взобраться заранее и ждать, также был отметен. Если нас заметят до того, как армия жентов вступит в бой, им не составит труда сначала раздавить нас, и после продолжить наступление.
    Меня попросили, когда стемнеет, сходить на разведку, на что я согласился, при условии, что мне будет выдано одно зелье невидимости. Столег, маленький гаденышь, согласился продать мне его по завышенной цене. Сказав, что очевидно разведка не так уж важна, я повернулся и вышел из тента. Вскоре меня догнал Антон, с ним, во многом благодаря Леприку, мы сошлись на том, что он убедит гнома продать мне три зелья по сто семьдесят пять золотых за бутылку. Почти половина рыночной цены и ровно половина от той, которую назвал Столег. Я только выигрывал, мне они все равно на этот раз не понадобятся. Посмотрю издалека, посчитаю количество костров, и достаточно. О таких вещах, как глубокая разведка, саботаж и устранение офицеров, могут забыть. Гном напомнил мне, что я не обязан рисковать собой, чтобы сохранить жизни десятка другого солдат герцога.
    Вскоре после наступление темноты мне, якобы случайно, повстречалась Дав. Не то, чтобы нам было о чем говорить, но не навязчивая беседа ни о чем оказалась мне по вкусу. На вопрос, почему она так мало запросила за услуги своего отряда, при таком высоком уровне подготовки, следопыт ответила, что убивать своих врагов она готова даже бесплатно. Хотя комплимент приняла. После чего предложила посоревноваться в бесшумном передвижение. Дав ей понять, что прекрасно понимаю, зачем и в каком направлении мы будем соревноваться, я принял ее игру. Стоит отметить, она была неплоха, но я лучше. Так мы дошли до четверки орков. Двоих я уложил практически мгновенно, она со своей парой расправилась с минимальным отрывом и большим количеством стрел. Поднявшись на холм, как я и ожидал, мы увидели вражескую армию. Судя по количеству костров, тысячи две человек и прочих тварей. Красивое зрелище, величественное. Не привык видеть столь огромную армию, а ведь по меркам жителей поверхности, она не так велика.
    Здесь же Дав сделала мне занятное предложение. Девушка всего-навсего предложила мне помочь эльфам вернуть земли ныне принадлежащие Кормиру. Ее можно понять, она думает, что призывает сородича к верности своему народу. Я приложил все силы, чтобы отказать ей, дипломатично. Эльфийские правители, желающие вернуть то, что в незапамятные времена принадлежало им, в то время, когда Кормир наиболее уязвим. Мне как-то сразу вспомнилась Элдрет Велуутра. Организация эльфов, считающая людей паразитами. Я столкнулся с ними в Рашемене, вскоре после того, как оказался на поверхности. Практически полное уничтожение рашеменской ячейки, в основном заслуга нашей команды. Так они приносили Коррелону в жертву младенцев. Я не силен в эльфийском пантеоне, но едва ли их Бог оценил бы подобную жертву. Эти, сдается мне, намереваются повторить подобную глупость. Что, например, Сембия скажет на это.
    В отличие от многих дроу, я никогда не считал светлых низшей расой, хоть и попил немало их крови, будучи принцем первого дома, но это был вопрос авторитета, не ненависти. Они сильные маги, храбрые воины, хоть и живут в куда более спокойных землях. Но, как правители, они мало чем отличаются от дроу.
    Я не делился с Дав большей частью своих мыслей, просто сказал, что став свидетелем действий той организации, начинаю сомневаться в разумности ее предложения. Ее ответ, на что, позволил мне сделать еще более интересные выводы. Ночная Тень достала свой меч и направила его на меня. Я не стал реагировать. Мой боевой опыт позволял дать ей возможность первой нанести удар, после чего, она была бы обречена. Но эльфийка не стала атаковать, лишь наглядно сравнила Велуутра с клинком. Как она сказала - «Клинок, обагренный кровью, можно вытереть». Не хотела ли она сказать, что клинок Велуутра в руках ее покровителей. Что я говорил, ничем не лучше дроу. Ирония, Элдрет Велуутра переводится как «Победный Клинок Народа».
    Чтобы дать себе еще одну причину для отказа, я привел в пример такую игру как шахматы, чуть не сказав сава, было бы странно светлому эльфу упоминать игру характерную для дроу. В шахматах король, главная фигура, защищать которого необходимо любой ценой. Любой другой фигурой, будь то пешка или ферзь, игрок может с легкостью пожертвовать ради победы. Сейчас, когда люди борются за свое королевство, я вне их игры. Я выполняю задания, мне платят деньги. Они не могут пожертвовать мной, так как я могу в любой момент выйти из их игры. У эльфов все иначе. Однажды пришедшему, уйти мне никто не позволит. Есть такое, распространенное понятие «быть пешкой», так вот я вообще не хочу быть фигурой в чьей-то игре.
    Похоже, мне удалось убедить ее в том, что я не «чужой», просто не «свой». Но все же она сказала, что я всегда могу прийти к ним, и сказать, что я с ними до конца. И мне ответят – «Добро пожаловать домой.». О чем я собственно и говорил, конец наступит, как только я постараюсь уйти.
    Делать здесь больше было нечего, пришло время возвращаться. Я шутки ради предложил в обратную сторону бесшумно пробежаться. Сказав, что просто так бегать ей не интересно, Дав предложила пари. Победитель целует проигравшего. Я не был против. И снова она проиграла. Но стоило мне потянуться за наградой, как я ощутил острие кинжала направленное в живот. Похоже, Ночная Тень не собиралась отдавать мне победу без боя. Исчезновение, подсечка, неудача, за спиной дерево, прижала меня к стволу, получил свой приз. В глубине души я надеялся, что еще раз увижу ее за эту ночь, уже в моей палатке, но к счастью надежда не оправдалась.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:29 | Сообщение # 51
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    17.03.21103
    (07)

    Еще до наступления рассвета женты заняли свои позиции. На холмах я разглядел шестерых великанов. Четверо на одном холме явно готовились метать камни, еще двое, чуть ниже ростом в полу-пластинчатых латах стояли на соседнем холме. Очевидно, вы их задачу входила защита метателей.
    Писать об этом сражении особо нечего, великаны продержались всего пару минут, кстати, те двое были огненными великанами. Лоретта подняла флаг Кормира, и вскоре к нам поднялся отряд из резерва. Восемь воинов в шплинтованных кольчугах, двое в полу-пластинчатых латах и еще трое в полных латных доспехах, один из которых, судя по символу, жрец Бэйна. Последняя волна состояла из двух линий по шесть всадников «Эскорта Даркхолда». Жаль было лошадей, поджаренных «Огенннымии Шарами» Леприка, зато кавалерия перестала быть, хоть сколько-то, значимым противником.
    Но никто меня не достал так сильно, как маг, скрытый заклинанием «Невидимость» и круживший над нами. Один из его «Огненных Шаров» даже свалил Хрума. К счастью я успел подбежать и влить дворфу в горло зелье лечения средних ран. Было, по меньшей мере, странно спасать дворфа. Я как-то привык к обратному.
    Вначале, просчитав траекторию полета мага, я безуспешно пытался задеть его заклинанием «Развеить Магию», но вскоре Лоретта предложила пуститься в погоню на ее пегасе. Я согласился, понимая, что вскоре маг попытается сбежать, так как «Невидимость» далеко не вечна, да и женты попав в ловушку, с тяжелыми потерями начали отступать. А отпускать эту тварь мне совсем не хотелось.
    Пегас выразил свое недовольство решением хозяйки, но покорно стерпел, впрочем, когда я объяснил ему, что он не любит меня куда меньше, чем я ненавижу летать, конь совсем успокоился, даже, по-моему, коварно ухмыльнулся. До чего докатился, уже второй раз что-то объясняю какой-то паладинской кляче, тем более этому результату нечестивой связи межу конем и лебедем. А летать я действительно ненавижу. У Максимуса есть полезная способность, он способен определять как добро, так и зло. Этим мы и воспользовались. Я направил его в то место, где по моим расчетам должен был находиться маг. Не сразу, но вскоре, во многом благодаря удаче, пегас на время взял след. Сначала я постоянно повторял ему, что все это он делает ради своей хозяйки. Но вскоре конь вошел во вкус и я уже практически без проблем командовал им, в разумных пределах, разумеется, так как стоит всего раз посмотреть этому животному в глаза, и ты понимаешь, что встречал не так много людей, умнее его.
    Максимус оказался намного быстрее той летучей мыши, на которой летал маг, поэтому когда он показался на глаза, пегас без проблем нагнал его. К счастью, так как нам предстоял бой на возвышенности, нам моем пальце красовалось довольно массивное «Кольцо Тарана». Правда, первым зарядом я промахнулся, зато второй вышиб мага с седла. Было приятно смотреть, как он летит в последний раз. На мыша я не собирался обращать внимание, но очевидно верное своему наезднику, животное напало на меня. Одной мышой меньше. Я попросил Максимуся спуститься к телу мага, чтобы убедиться, что он мертв, а заодно обобрать его.
    К тому моменту армия жентарима была окончательно разгромлена, возвращаясь, я заметил, как одна из групп преследования отделилась и направилась в нашу сторону. Всадников возглавлял Рэспин. Он спешил, поэтому сообщил лишь, что наши войска одержали блистательную победу и сейчас лорд Хоклин ждет нас. Я слез с пегаса в избытке чувств, не думал, что мне так понравиться парить в высоте. Я даже торжественно поклялся в течение месяца покупать ему отборный корм. Еще я настоял на том чтобы Лоретта в этом сражении числилась как лидер нашей группы, также именно ей досталось знамя павшего отряда жентарима. Нам «медные трубы» ни к чему, а она, как официальное лицо Кормира, может получить некоторые, полезные и для нас, привилегии.
    Фелзо мы нашли в шатре Килайта. Поздравления я пропустил мимо ушей. Главное, что Лоретта за свои заслуги уже без пяти минут генерал… Ну может пятнадцати минут, все равно рядом. Но куда больше я порадовался благодарности, выраженной нашей команде в целом. Милая такая благодарность в виде двух телег с добром накопленным за время партизанских войн. Чуть больше восьми золотых тысяч только побрякушками и монетами, а еще магическое кольцо, зелье и два свитка. Добавить к этому все то, что мы собрали на поле боя. Есть чему радоваться. Кое-как упаковали вещи по мешкам да сумкам, после чего Хрум скастовал заклинание «Слово Возврата». Дроу подождут, сначала стоит вернуться в крепость. Думаю, мы заслужили отдых.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:35 | Сообщение # 52
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - лес Кормантор

    24.03.2013
    (08-10)

    Первая, встреченная в крепости Килайта, рожа принадлежала Таэгану. Можно вздохнуть спокойно, разведка не дремлет. По словам барда завтра прибудет Фелзо и у него к нам какое-то дело. До утра заняться было нечем, поэтому каждый как умел, безжалостно истреблял свободного время. Лично я помимо того, чтобы выспаться успел написать один свиток.
    С утра мы первым делом отправились в трактир, и застали Фелзо за завтраком, Стэдд как всегда был рядом. Забавная парочка, напоминают мне Облодру с Джарлаксом, наверное, поэтому я вечно цапаюсь с магом. Оба были сильно взволнованны. Очевидно поэтому, не закончив завтрак, Фелзо сообщил нам о следующем задании.
    Вероятно, лишь благодаря тому, что кожа лунных эльфов и без того достаточно бледна, они не заметили, как я побледнел, услышав о следующем задании. У них появилась точная информация о том, где в ближайшее время будет находится Эсвелл. А я надеялся, что мне удастся подготовиться к встрече со жрицей Шар. Теперь буду вынужден импровизировать.
    История, которую я придумал наспех, выглядела довольно складно - лишь ненадолго сохранить жрице жизнь. Я забираю ее с собой к людям, способным создать ее клон, действующий по нашей указке. Разумеется, сразу после этого жрицу убивают.
    В действительности я намеревался сдать жрицу в Д'Эрт на хранение, с уговором, что ее выпустят лишь после окончания войны, независимо от того, кто окажется победителем. В таком случае и Шар осталась бы довольна, и Кормир ничего бы не потерял.
    За исключением нескольких недоговорок, складывалось отлично, но все испортил Хоклин. Я так и не понял, он был против моего плана, потому что не доверял мне или настолько боялся жрицу. Я поставил на второе, и не удержавшись, бросил эти слова ему в лицо, он даже не стал отрицать. Раньше я симпатизировал, даже уважал Фелзо, теперь чувствую к нему презрение. Стоит к этому добавить, что я не давал ему причин относиться ко мне с подозрением. Скорее наоборот, это он вел с нами скрытую игру, начав с того, что подослал к нам своего человека с целью обманом заставить нас вырезать экипаж тэйского корабля. И заканчивая множеством заданий на которые он нас посылал, не сообщая против кого мы вообще выступаем.
    Напоследок, чтобы хоть частично снять с себя подозрения в сговоре с шаритами, я заявил, что если Фелзо безразлично, сколько кормирских солдат потеряет жизнь, просто потому, что он испугался минимального риска, то он полное ничтожество. Ответить на это Хоклину было нечего. Разумеется, меня изначально не особо беспокоили жизни кормирцев, но я выставил все в таком свете, будто раз ему безразлично, то и я не намерен о них беспокоиться.
    Было ясно, что сохранить жрице жизнь мне не удастся, не подставив себя, а этого делать я не собирался. Тем более, едва ли подобное самопожертвование в духе Шар. Стэдд несомненно будет следить за ходом битвы. Впрочем, кое-что еще можно было сделать. К счастью нам дали выбор появиться в отдалении от места, в котором должна находится Эсвелл, и подготовиться к бою, либо свалиться ей на голову. Разумеется, я был за то, чтобы мы подготовились, так как у жрицы появится возможность заняться тем же. Настаивать не стал, в свете последних событий это могло выглядеть подозрительно. Воспользовавшись свитком с заклинанием, я повысил активность сонного яда, и тут же наложил его на клинок кинжала.
    Появились мы более «неподалеку» от жрицы, чем мне бы хотелось. Я среагировал первым, но Хрум практически дышал мне в спину и явно намеревался перегнать меня. Поэтому, единственными разумным решением на тот момент мне показалось, метание кинжала. Расчет был достаточно прост. Удар Хрума вероятнее всего разрубит женщину надвое несмотря на все ее защиты, но если она потеряет сознание, то через паладина возможно удастся дотащить ее до официального суда. Яд не подействовал, но и Хрум лишь ранил ее.
    Я всегда говорил, что последствие – самая непредсказуемая часть действия. И того, что произошло, я совсем не ожидал. Недолго думая, эта сука исчезла, даже не удосужившись вытащить из себя мой кинжал. Не сложно было догадаться, что она воспользовалась «Словом Возврата». Мое недоумение быстро сменилось злобой. Если бы мы пытались задержать жрицу, она была бы у нас в руках, а я бы не потерял дорогую для меня вещь. Даже выражение лица Стэдда стало слабым утешением. Впрочем, когда мы доложили Фелзо о провале, мне стало значительно легче. Выглядел он так, будто сбылся его самый страшный ночной кошмар.
    Разумеется, я добавил к докладу потерю своего кинжала. Не мог удержаться. Хочет считать меня циничной тварью заботящейся только о своем благе, отныне я намерен снабжать его причинами, так думать.
    Потеря кинжала меня беспокоила куда больше, чем недовольство Богини, поэтому, без всяких объяснений, я немедленно отправился в штаб Д'Эрт. Стэдд также направился по магам за заклинанием ясновидения. Пришлось выложить три сотни, зато, пока я ждал ответа, другие маги занялись идентификацией принесенных мной товаров. Вернулись мы со Стэддом практически одновременно, и с одинаковым ответом – место, в котором скрывается Эсвелл, имеет сильную защиту от магии слежения.
    Теперь нам осталось лишь заняться угрозой со стороны дроу. Чтобы еще больше позлить Фелзо, я потребовал плату за это задание, напомнив об очень ценном магическом предмете. Правда, по привычке назвал сумму, которую он нам обычно и так платил, но ведь главное было потребовать.
    По нашей просьбе Стэдд телепортировал нас в Туманную долину, неподалеку от города Ашабенфорд. Там мы остановились в трактире «Белый Олень». Приятное место, без роскоши, но с удобством и недорогими комнатами. Трактирщик, с виду закаленный в боях воин, расплылся в улыбке, узнав, что мы приключенцы.
    Многого от него узнать не удалось. Дроу обнаглели, постоянно нападают, даже при свете дня. В основном грабят караваны с едой. Думаю, надо будет наняться в охрану каравана идущего в сторону поместье лорда Волькота, авось кого поймаем. Еще от трактирщика мы узнали, где находится дом верховного советника, а также получили совет не ходить к местному магу, тифлингу по имени Нористур. У Лоретты сразу глаза загорелись, как аасимар она имела очень предвзятое мнение о тифлингах, надо будет зайти к нему в гости, уверен это будет весело.
    Оставив вещи в трактире, мы направились к дому советника. По дороге встретили очень любознательных всадников. На вопрос, кто мы такие, я сказал, что приключенцы, группа «Свет Зари». Леприк попытался что-то возразить, но заметив краем глаза, как я играю арбалетным болтом, смолк, вот что значит грамотная дрессировка. Больше никакого «Ордена Палки» не будет. Удовлетворенные подобным ответом всадники предложили нам, «от нечего делать», поработать в патруле, и направились по своим делам. Идея интересная, если сегодня не удастся записаться в охрану каравана.
    Когда мы отошли, Хрум спросил, почему я скрыл название нашей группы, появления которой к моему удивлению здесь ожидали. Честно я сам до конца не понимал своих мотивов, отчасти мне хотелось привить это название, чтобы в будущем можно было без проблем пользоваться им. Но главное, у меня не было ни малейшего желания выслушивать восхваления, надежды и прочий бред способный зародиться в сердцах простого люда, в связи с появлением «Глаздракона героического». К тому же неизвестно, как повели бы себя дроу. В лучшем случае подослали бы убийц, в худшем притихли, и ищи их потом. Короче популярность, это не то, к чему стоит стремиться во время выполнения подобного задания.
    Направлялись мы к советнику, но дорога как-то сама собой привела к дому тифлинга. По традиции «Глаздракона» - «Самое важное оставим на потом», мы с Лореттой отправились издеваться над бедным полукровкой. Для приличия я даже постучал, на что дверь ответила, что никого нет дома. Решив, что это не более, чем досадное недоразумение, в худшем случае – недопонимание, я вошел. Хотя, дверь была закрыта на замок, и на ней стояла ловушка со словом Хаоса, но стоит ли упоминать такие мелочи, отнявшие у меня минуту другую свободного времени.
    Комната, в которую мы вошли, служила магу алхимической лабораторией. На его вопрос, как нам удалось войти, я отреагировал, как на «до глупости очевидный». Как бы… Через дверь. Изобразив непонимание, когда он что-то начал говорить о каких-то ловушках и запертых замках.
    Теперь стало ясно, почему тифлинг так не хотел, чтобы мы входили. В помещении царил самый настоящий лабораторный бардак. Я его понимаю. Что может подумать гость о хозяине дома, когда там царит хаос. Но я убедил его, что мы приключенцы бывалые, и не в таких дырах ночевали. Почему-то при слове «ночевали» в его глазах промелькнул ужас. Кажется, я его не убедил, так как он все еще горел желанием выставить нас за дверь. Догадавшись, что его просто смущает присутствие незнакомого эльфа в доме, я немедленно нашел выход из положения, воспользовавшись невидимостью и в ту же секунду уйдя в тени. Ну вот, как говориться «Нет эльфа, нет проблемы!». Все это время я чувствовал моральную поддержку Лоретты, у которой на этот раз натура аасимара заглушила зов чести паладина. Видно было, как она рада моему проявлению заботы о бедном, ничтожном, всеми презираемом, жалком, но столь одиноком, полукровке, за маской злобной твари, скрывающем тонкую, ранимую душу. Сейчас расплачусь.
    Стоило Нористуру перевести внимание и угрозы в виде огненных шаров и прочих проклятий на Лоретту, как я занялся обследованием содержимого стоящих у него на полочках бутылочек с зельями. В алхимии я разбираюсь слабо, но попытаться то можно. Тифлинг оказался редкостным скрягой. Каждый раз вздрагивал, стоило только очередному пузырьку исчезнуть с полки. В конце концов, когда в своей обреченности, он стал напоминать рыбу, которую вытащили на берег и которая, уже перестав биться о песок, лежит и медленно задыхается, я сжалился над бедным животным. Не люблю доводить жертв до отчаяния. Кстати, стоит отдать ему должное, он быстро догадался, что мы – группа «Глаз Дракона», но к счастью, местные с ним не общаются, так что рассказать ему будет некому.
    Когда мы уже выходили, он, как ни странно, вовсе не враждебным тоном, спросил, действительно ли замок и ловушка были столь простыми. В ответ я пожал плечами. Для меня, да.
    Наконец мы действительно направились к советнику. Около его дома мирно спал стражник. Решив, что ему будет полезно побегать, я разбудил его и сообщил, что только что за угол зашел отряд дроу. Надо отдать должное скорости, с которой он поднял тревогу. Вскоре, в криво надетой кольчуге, выскочил и сам градоправитель. С воинским мастерством похоже он знаком разве что понаслышке. Его счастье, что это была лишь невинная шутка.
    Как выяснилось, до поместья Волькота день езды и последний караван, направлявшийся в ту сторону, уже ушел. До вечера мы коротали время в местном трактире. Я заказал Карасу его любимых зерен в меду, а на вопрос, с чего вдруг такая забота, ответил, что возможно это наш последний ужин, так что стоит им насладиться. Кажется, он не оценил шутку. Лоретта, очевидно, из чувства вины, перед замученным нами тифлингом, приготовила три порции странного, но на вид очень аппетитного блюда, и взяв с собой одну порцию, отправилась извиняться. Блюдо она, кстати, назвала «Жареная Лотти»
    Ночью меня разбудил Карас, сообщив, что предельно подозрительная парочка направляется к дому на окраине, и, судя по походке и движениям в целом, они могут быть не совсем живыми. Лоретты еще не вернулась, поэтому я разбудил Хрума, а голем Леприка. Как ни странно, ворон не ошибся, Хотя, после стольких столкновений с вампирскими отродьями, не удивительно, что даже мой фамильяр их узнает. Упокоив тела, мы, проследовали за облачками, в которые превратились «Отродья». Свежие могилы, мы нашли неподалеку, прямо у дороги. Похоже, кто-то в спешке хотел скрыть убийство, поставив на могилы телегу. По ранам на телах убитых удалось узнать еще кое-что. В первую очередь бросились в глаза раны от стрел, либо болтов, но размером меньше обычных арбалетных, остальные раны, также не являлись смертельными. Но тела лежали ровно. Значит, их закопали еще живыми, но находящимися без сознания, либо спящими, если напали дроу. Добавить, что около телеги была раскиданная свекла, остается два варианта – либо великий замысел с целью запутать нас, либо очередное нападение темных эльфов. Я не настолько параноидален, поэтому предположил второе.
    Но открытым еще оставался вопрос об их превращении в отродья. В этом деле без приличного вампира не обойтись. Леприк скастовал «Разговор с Животными». И случайно попавшийся под руку барсук первым делом попросил выкопать какую-то гадость, после чего рассказал что (перевожу на «понятный») – дроу напали на крестьян, но из-за появления всадников им пришлось в спешке прятать тела, после чего они сбежали на север. Позже прилетел вампир, сделал свое темное дело и улетел на северо-запад. В свертке, по нашему с Хрумом требованию, выкопанном Леприком, оказались серебряные монеты зелье и магическая палочка. Похоже, барсук выдал нам чей-то клад. Хрум почитал молитву над телами, после чего мы отправились в храм Тира. Во-первых, предупредили жреца о том, что в округе ошивается вампир, во-вторых, выяснили, что в том направление нет никаких поселений.
    С утра я отправился в торговый дом, записываться в охрану каравана. Торговец полурослик попросил продемонстрировать, на что я способен. Как же я был ему благодарен за возможность проявить всю любовь к его расе, в следующее мгновение я оказался у него за спиной, и малыш почувствовал горлом острие моего меча. Дрожащим голосом он пропищал, что мы приняты.
    Карас, пытаясь подражать тону обиженной девушки вдруг заявил, что я совсем о нем не забочусь. Напоминание о вчерашней порции зерен не возымело эффекта, поэтому, обреченно вздохнув, я спросил, чего он хочет. Как оказалось, ворон заметил вдали торговца украшениями и всеми фибрами души возжелал себе стеклянные бусы. Решив, что, по меньшей мере, такую мелочь он заслужил, я направился к торговцу. Меня спасло лишь то, что я вовремя сообразил, что может произойти, поэтому сохранил контроль над собой. Проклятая эмпатическая связь. Страшно представить, как бы я себя вел в «вороньем экстазе» при виде такого количества всего блестящего. Кинув испепеляющий взгляд на ворона, хотя едва ли он обратил на него внимание, я приобрел наиболее красивые бусы. Пусть теперь черная курица скажет, что ради него я не иду на жертвы.
    Долго отправления каравана ждать не пришлось. От оплаты мы отказались, работали за еду для лошадей. И уже к вечеру прибыли в поместье лорда Волькота. Сразу было видно, что места не безопасные. Изящество поместья было отдано в жертву практичности. Что-то среднее между резиденцией аристократа и крепостью. Если судить о человеке по его жилищу, то с ним будет приятно вести дела.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:38 | Сообщение # 53
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    31.03.2013
    (11)

    Лорд Волькот принял нас с искренней учтивостью. Ни пресмыкания, ни надменности. Я сразу проникся уважением к этому человеку. Особо ценной информацией он не располагал, но зато любезно предложил нам на время выполнения задания располагаться в его доме. Также от него нам удалось узнать, что в направление, в котором улетел вампир стоит заброшенная хижина. Раньше там жил дровосек, но он не поладил с местными эльфами, и теперь хижина пустует. Так как в этом же направлении есть шанс встретить отряд дроу, мы решили обследовать заброшенное строение.
    До места добрались без проблем, но никаких следов вампира не обнаружили, дроу мы также не встретили. Ну а так как на дорогу ушел почти весь день, было решено переночевать на месте. Я по привычке установил заклинание тревога, Леприк тоже скастовал непонятно что. В результате ночью это «что» среагировало первым, что возможно нас и спасло. Так как, услышав лай невидимой собаки, я морально был готов встретить еще и невидимых противников. А точнее четверых «Невидимых Охотников».
    Особой смертоносностью охотники не отличались, но их способность постоянно поддерживать невидимость, делала их очень опасными противниками. Поэтому, предоставив бой бойцам партии, я одним глотком проглотил зелье невидимости. Убегать, правда, далеко не стал, на случай если кому-то понадобится помощь. Правило команды «Помогая товарищу, спасаешь себя.» я уже давно выучил. Тем более охотников «случайно» встретить нельзя, они приходят, только если их посылают.
    Стоило нам расправиться с экстрапланарами, как из лесу вышли темные эльфы. Вернее одна женщина дроу, но для приличия я помахал рукой ее товарищам, решившим, что они скрылись в кустах неподалеку.
    Женщина представилась под именем Гвенктра Темная Луна, по ее словам она выступает в роли представителя дома Джерл. А так как она не отреагировала на весь, граничащий с оскорблениями, бред сказанный Леприком, стало ясно, что Лос она точно не поклоняется. Послание от Джерлов было простым, убирайтесь пока живы. Где-то я уже подобное слышал.
    Я сдержанно ответил, что вынужден отклонить ее предложение, а вот Леприка понесло. Как ни странно, на этот раз моего терпения как-то хватило, зато Хрум не выдержал. Звук удара был таков, что я удивился, узнав, что дворф лишь оглушил гнома, а не разнес ему череп. Но при этом выразил Хруму благодарность. Гитзерай – голем, созданный Леприком, в это время со всем усердием любовался ландшафтом. Поняв, что больше говорить не о чем, Гвентра ушла. Но стоит запомнить ее имя, возможно еще пригодится. Мы с Лореттой к этому времени уже выспались, поэтому на остаток ночи нам выпала честь сторожить сон Хрума.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:42 | Сообщение # 54
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    13.04.2013
    (12)

    Так как подходили сроки некоторых заказов, да и пиво в бурдюке начало кончаться, Хрум предложил посетить Ордулин. С чем я согласился, предварительно оставив входа в хижине записку «Безопасно. Вампиров и полумозгликов здесь нет!». В тот момент почему-то мне эта шутка показалась смешной.
    Очутились мы в любимом Хрумовом трактире. И так как дворфу больше всего не терпелось, сразу отправились за заказанным им жезлом. К нашему удивлению, вокруг башни мага столпился народ. Что произошло, никто нормально объяснить не мог, удалось узнать только три вещи, там опасно, ученик мага вылетел из окна, сам маг все еще находится в башне. Ну а по валящему из окон дыму не сложно было догадаться, что внутри работает кто-то оггненный. У Хрума как раз в заначке были заклинания защиты от огня. Так что нам мешает навестить мага.
    На первом и втором этажах мы никого не встретили, только когда-то, вероятно, ценные, а теперь слишком сильно обгоревшие предметы быта. Самый страшный удар ждал меня на втором этаже, где на комоде над кучкой пепла красовалась, словно в издевательство, не тронутая огнем, табличка «Готовые свитки». Не важно, кто это сделал, я найду его и уничтожу.
    Виновника мы обнаружили на третьем этаже. Большая саламандра. Ее магическое копье я счел приемлемой компенсацией за испорченные свитки. Мое внимание привлек, средних размеров, сундук, к счастью не тронутый огнем. Лишь чудом мне удалось убедить Хрума задержаться ненадолго, несмотря громыхание раздающееся этажом выше. Ловушку «Сжигающее облако» я обезвредил без проблем, а вот с замком «с ходу» справился только с третьей попытки. Содержимое сундука определило мое «превосходное» настроение на весь остаток дня. Из приличия я запер сундук и активировал ловушку. Будто нас тут и не бывало. Среди драгоценных камней, найденных нами в сундуке, нашлись две жемчужины, надо будет потратить их на идентификацию копья саламандры и обруча из того же сундука.
    На четвертом этаже показался источник оглушительного громыхания. Огромный огненный элементаль всеми силами боролся с крышкой люка, ведущего на пятый этаж башни. Как можно описать этого противника – большой, сильный, тупой. Бой с ним нельзя было назвать сложным, правда, на этот раз я обстреливал противника из лука, находясь под воздействием заклинания «Улучшенная Невидимость». Люк от ударов заклинило, поэтому пришлось изрядно попотеть, вызволяя мага из заточения. Его благодарность не знала границ, он только извинился за то, что ему нечем нам отплатить, так как все его имущество было предано огню. Я лишь улыбнулся в ответ и состроил благородную рожу, мол, мы герои, а не какие-то наемники. В этот момент Хрум перестал дышать, но поняв причину беспокойства дворфа, маг вытащил из кармана вожделенный жезл.
    Народ так и не разошелся, поэтому я предложил Хруму слегка пошутить. Какая паника началась, когда из башни выбежал дворф с криками «Спасайтесь, это огненный элементаль». Разумеется, об иллюзии за его спиной я позаботился. Зевак как ветром сдуло. Осталось дело за малым, забрать мои сапоги, плащ и доспешный кристалл. Ну а так как деньги сейчас водятся, я решил прикупить еще пару вещей.
    Набор маскировки удалось найти без особых трудов, главное было знать, где искать. А за кольцом способствующем сбору информации, мне посоветовали обратиться к местному барду. С ним возникли не то, чтобы проблемы, скорее некоторое затруднение. Кольцо он согласился продать, при условии, что мы поведаем ему о каком-нибудь героическом подвиге. Я попытался рассказать в стиле «По обгоревшей башне шли-шли саламандру нашли, дальше пошли-шли, элементаля нашли», в конце концов, кто из нас двоих бард, но этого гаду оказалось мало. В результате родилось нечто подобное:
    --------------------------------------------------------------------------------------------
    Двое, без страха в сердцах, вошли они в объятую пламенем башню. Благородный дворф закаленный телом в деле ратном, и духом в служении Божеству, коему посвятил он жизнь свою. И эльф, отвергнувший блага темные, и обратившийся к Свету истинному, ради спасения своей, некогда темной, души. Направляясь к вершине башни, и взирая на разрушения принесенные огнем, были они бесстрастны, ибо лишь человеческая жизнь бесценна, материальные же блага – тлен.
    Но опасный, безжалостный враг подстерегал их на средине пути. Огромная тварь, змееподобная, отродье, пришедшая из мира огня Нечестивого с единой целью – поглотить в изрыгаемом им пламени красоту мира сего. Жар, с которым велся священный бой, могуч был испепелять. Но оградила их Богиня, уберегла героев от страшной участи. Крепкий щит дворфа сдерживал каждый удар, а ловкость эльфа была столь высока, что даже не задело его копье, тем более смертоносного, что могущественная магия покрывала его. Но не был легким тот бой, ибо любая ошибка могла стать роковой.
    Добро одержало верх. Но опасность не миновала, раздался в тот момент гром, с коим рушатся даже горы превысокие. Поднявшись еще выше, увидели они источник услышанного ими громыхания. Приспешник поверженного врага, отпрыск всепожирающего огня и безграничной злобы, не имеющий тела кроме пламени.
    Пытался гигант все это время вломиться на самый верх, где прятался добрый хозяин башни той. Увидев воинов света, пришедших, дабы покарать зло, накинулся на них Дух огня со всей яростью, составляющей сущность его. От пламени были защищены герои, но знали они, что удары сего существа способны дробить камень в песок.
    И снова прогремела битва, не на жизнь, а на смерть. И остановил дворф друга своего, сказав ему – Пускай стрелы звонкие, друг мой эльф, ибо не упасется гибкая ива, если падет валун на нее, а вот гора даже не пошатнется, выстоит. Не стал спорить эльф, внимая мудрости друга жреца, хоть и тяготело сердце его. И разил недруга дворф мечом своим, коий в длину, сподручен великану был, но в могучей руке дворфа летал, как перо. И выстояла гора, не обманул добрый дворф. Изгнано было зло из мира сего, в мир огненный.
    Хозяин башни рад был выше меры спасению своему, но омрачилась радость его, так как нечем было отплатить ему за благо содеянное. Поведал он дворфу и эльфу о своей невзгоде, но лишь улыбнулись они в ответ, а дворф дал наказ магу, творить отныне только добро, ведь нет лучшей платы добру творимому, чем творение добра большего.
    --------------------------------------------------------------------------------------------
    Закончив, я едва удержался от смеха. Лицо Хрума сияло героизмом. И не важно, что наглее недоговорок, в моем рассказе звучала только ложь. Бард также был поражен, не ожидал он услышать такое после первой версии рассказа. Думаю, им незачем знать, что я просто немного переиначил песнь о битве с драконом, услышанную от одного скальда еще в Рашемене. Разумеется, я не забыл, зачем пришел сюда, а вот бард, толи захваченный, толи пораженный рассказом, не сразу сообразил, о каком кольце идет речь. Возможно, стоило потребовать скидку, но с другой стороны, жадным быть вредно. Тем более, спасенный нами маг, думаю, быстро заполнит пробелы в «Песне о Героях» и внесет необходимые поправки, но меня это не должно волновать. Главное, что тонкий, серебряный ободок с выгравированной на нем арфой теперь принадлежит мне.
    Мои дела в столице закончились, остались только Хрумовские. В первую очередь, как я уже упоминал, у дворфа начало кончаться пиво. Никогда не устану любоваться лицами торговцев, вливающих в небольшой бурдюк целый бочонок. Но на этом веселье закончилось, так как дворф вдруг решил, что ему жизненно необходимо приобрести молитвенные четки, и все бы ничего, да только под ними он подразумевал дорогостоящий магический предмет, и что еще хуже, жреческого происхождения.
    Вскоре удалось узнать, что с подобным заказом нам стоит обратиться в храм Мистры. Что мы и сделали, только в отличие от магов, зарабатывающих на изготовлении магических предметов, главный жрец проявил феноменальное упорство в отказе. Хрум со своими дипломатическими навыками ничего не добился, пришлось за него говорить мне.
    Наш разговор длился не меньше часа, и за это время я неоднократно подумывал, что проще было бы избавиться от этого жреца, авось следующий будет сговорчивее. Но все же вышел победителем из словесного боя. Пришлось, правда, затронуть, мягко говоря, неприятные мне темы. Например, вспомнить о разгроме монастыря Темной Луны, в котором я, малость разозлившись, собственноручно убил жрицу Шар, о чем, правда, я не стал упоминать. Пожалуй, это и решило дело в нашу пользу. Учитывая отношение между Богинями, отказать нам в помощи теперь было бы богохульством.
    Как-то неожиданно для меня разговор перешел на мою персону. Не сложно было догадаться, что начался он с определения моего мировоззрения, к счастью надежно скрытого, поэтому, в глазах особо любопытных, сугубо нейтрального. Что оказалось не по вкусу служителю Мистре. Разумеется, мне было плевать на то, что по вкусу этому торгашу, но к моему неудовольствию он завел разговор о вере, который из-за присутствия Хрума мне очень не хотелось грубо обрывать. Выдавать себя за последователя какого-либо Божества, рискованно, вариант - сказать, кому за кем я следую, без заклинание «Мгновенный Телепорт» вообще не рассматривался. Тут мне впервые и пришла идея придерживаться роли «Благородной жертвы обстоятельств стремящейся к великому».
    Первым делом я честно соврал, что перешел на нейтральный путь, отрекшись от Божества за которым следовал долгие годы. И поклялся, что даже имя его не слетит с моих губ. Теперь блуждаю по миру в поисках покровителя, так как отречься, или принять служение Божеству это не как снять, а после накинуть новый плащ, имя Бога должно поселиться в сердце, а не в уме. По моему, красиво завернул.
    Жреца мой ответ удовлетворил. Можно конечно было обойтись меньшим пафосом, но любой нормальный священнослужитель, услышав от меня имя Маск, при достаточных познаниях религии, едва ли поверить хоть одному сказанному мной слову. Тем более, вдруг еще сам Повелитель Теней услышит, потом объясняй ему, что к чему и почему. Повезло еще, что жрец не обратил внимания на ворона на моем плече. Иначе убил бы еще не один час, убеждая меня пойти в услужение Мистре. А так, просто отпустил с благословением, напомнив, что зло не дремлет. Так и хотелось ему возразить, заявив, что это ложь, ему необходимо проводить в трансе два часа в сутки.
    Долгая болтовня навела меня на мысль, кто может помочь нам с нынешним заданием. Поэтому из храма мы немедленно отправились в гости. К моему удивлению Хрум и слова не сказал, либо привык к Микласу, либо свыкся с мыслью, что он слишком часто бывает нам слишком полезен.
    К Селкирку нас пропустили без задержек, само собой попросили сдать оружие, но даже не обыскивали. До нас уже доходили слухи, что сембийские караваны беспрепятственно ходят на север лишь потому, что часть товаров предназначается для корманторских дроу. Сначала Миклас все отрицал, но увидев мой ироничный взгляд, решил играть в открытую. В результате мы пришли к обоюдовыгодному решению. Он прекращает (зная его – в лучшем случае «кратковременно») торговлю с дроу и дает нам информацию, способную сильно облегчить выполнение нашего задания. Взамен мы заботимся о том, чтобы подкрепление шло через Глубинную Долину и составляем договор, по которому Сембия займется обеспечением армии Долин. Дважды перечитав договор, мы с Лореттой вычеркнули несколько, особо наглых, параграфов. В результате, договор действительно стал не слишком невыгоден для Кормира.
    Теперь, что нам удалось узнать. В данный момент в Корманторе существуют две фракции дроу. Ваэруниты дома Джерл с давних времен считают лес своим домом. Но недавно на поверхность вылезли еще и поклонники Лос. Когда Богиня заткнулась, на город Маэримидра, находящийся в Среднем Подземье, значительно южнее мест обитания Джерлов, напали последователи Киарансали. Город пал, а те, кто выжил, сбежали на поверхность. Там на них вышла наша знакомая Эсвелл, одновременно сотрудничавшая с ваэрунитами, как известно врагами почитателей пауков. Любопытно, насколько помрачнело лицо Хрума при упоминании имени Богини некромантов и некрофилов. Похоже, у него имело место быть общение с Кирой.
    Если эта информация станет известна обоим группировкам, они как минимум перестанут помогать Жентариму, а в идеале перебьют друг друга. Вот над последним и стоит поработать, тем более в поместье Волькота, в камере сидит один пленник, судя по тому, где мы встретили его отряд – из дома Джерл.
    Хрум немедленно перенес нас обратно в поместье. Где мы сразу же направились в темницу. Я признался, что немного знаю язык темных эльфов, так что могу в случае чего работать переводчиком. Вообще-то знаю я совсем не немного, а точнее, бегло говорю, и очень надеюсь, что пленник не знает общего.
    Допрос в присутствие паладина, извечная тема для шуток. Эльф к моему разочарованию сносно говорил на общем, так что, единственное, что удалось выяснить - нам попался отряд паучьих тварей. Не ожидал увидеть выходцев из Маэримидры настолько далеко к северу.
    Понимая, что мне просто необходимо поговорить с пленником наедине, я, ссылаясь на усталость, погнал всех из камеры, утром продолжим разговор, авось за ночь вопросы вменяемые созреют. И это, по сути, было лишь полу-ложью, я действительно порядком устав за день отправился спать. Общаться с дроу лучше ночью, когда все спят и нас никто не побеспокоит.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 13:49 | Сообщение # 55
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    13.04.2013
    (13)

    К пленнику я шел не скрываясь. Мне бы не составило труда пробраться незамеченным, но если после этого меня увидят внутри камеры, придется многое объяснять. От предложенных ключей я небрежно отмахнулся, проигнорировав удивленный взгляд стражника. Подобный замок я могу вскрыть отмычкой быстрее, чем он ключом.
    Когда я вошел в камеру, воин дроу первым делом выказал свое презрение, но стоило мне с ним заговорить, как он почувствовал, что в том светлом эльфе, который говорил с ним еще днем, произошли ощутимые перемены. Еще минут через пять стало ясно, что опасение, это наименьшее, что стоит испытывать по отношению ко мне. Я вкратце объяснил ему ситуацию и что от него требуется. Согласно моему плану, он должен встретится с дроу из дома Джерл а дальше они сами решат как действовать. Либо он будет содействовать ваэрунитам в нападении на беженцев Маэримидра, сообщив стратегически важную информацию, либо, в идеале, после разговора с домом Джерл, вернется к своим, и предупредит мужчин, недовольных правлением, потерявших силу, жриц Лос, а когда нападут ваэруниты, ударит в спину, кому, не моя проблема. Как Джерл гарантирует его преданность, меня также не интересует.
    Кажется, пленник понял, что выбор, это не то, чем он может похвастаться. С чувством искренней надежды на его благоразумие, я покинул камеру, также при помощи отмычек заперев за собой дверь. Когда я проходил мимо, пожилой стражник, тяжело вздохнув, заметил, как хорошо, что не пришлось задерживать меня, а то неизвестно, в какую камеру такого как я сажать. В ответ я лишь улыбнулся, про себя подумав, что для такого как я, камера была бы соответствующей.
    Еще до завтрака я успел написать очередной свиток. На этот раз выбрал неопределенное мировоззрение, на случай, если старое развеют, и у меня не будет возможности скастовать новое. Ранее такого правда не происходило, но многое в жизни происходит в первый раз.
    К завтраку я выскочил весь сияющий от радости, ведь за ночь у меня родился гениальная идея. Не без труда, мне удалось убедить сопартийцев в том, что план, по меньшей мере, заслуживает рассмотрения. Хрум был против, в основном потому, что это подразумевало его невмешательство в истребление дроу, Лоретта, потому, что план коварный. Только Дарвин согласился с благоразумностью подобного хода. Закончив трапезу, мы сразу отправились в темницу.
    Наверное впервые мне было так стыдно за представителя расы, которую я до сих пор считаю своей. Пленник со столь фальшивым воодушевлением принял наше предложение, тут же раскаявшись во всем, чем попало, что мне лично захотелось, со словами – «Ему нельзя доверять», прирезать его на месте. Слава Маску, никто не обратил на это внимание. Воин попросил, чтобы ему вернули всю его экипировку, Хрум, чтобы его вели вообще голым. В результате сошлись на том, что ему вернут доспех, до места встречи он пройдет в кандалах, а когда их снимут, ему вернут оружие. После долгих уговоров, Хрума подобный вариант устроил, мнение пленника вообще никого не интересовало.
    Искать отряд Джерл решили около избушки дровосека, так как именно там произошел первый контакт. По дороге на нас напали пять лоз убийц. Ко всеобщему удивлению, чуть не задушила Хрума. Придя на место, мы стали дожидаться наступления ночи, понимая, что темные эльфы вряд ли появятся при свете дня.
    Серьезная опасность поджидала нас с наступлением темноты. Нежданно, негаданно явился вампир, но при этом он оказался полуросликом вором. Выражение «до жути смешно», как раз подходило к данной ситуации. Хотя справились мы с ним на удивление легко. По привычке мы с Хрумом помчались вслед за туманом в логово кровососа, приказав Дарвину стеречь пленника.
    Облако залетело в нору, в которую даже мне удалось протиснуться с трудом. К счастью, никто покой кровососа не охранял, поэтому, открыв гроб, я преспокойно проткнул тело обломком стрелы. На крышке гроба с внутренней стороны был приколот рисунок девушки полурослика, стоит отметить, нарисованный довольно умело, под рисунком, уже на крышке, было вырезано сердце со вписанными в него именами «Эдвард и Бэлла». Как мило. Я бросил в гроб две фляги алхимического огня и покинул нору. Пускай горит с миром
    Вернувшись, мы узнали, что пленник сбежал. Дарвин уверял нас, что он все это время был обездвижен вампиром, чего не я, не Хрум за ним не заметили. Вне себя от злости, я пошел по следу, к счастью, достаточно четкому, чтобы можно было обойтись без навыков следопыта. Вскоре раздался стук копыт. Затаившись в кустах, я заметил троих единорогов. Конечно, можно было надеяться, что кровь на роге и груди одного из них не принадлежит нашему беглецу. Вот только я не страдаю оптимизмом. Вскоре было обнаружено и само тело. Хорошо коняшки над ним поработали, твари рогатые. Останки я брать с собой не стал, «Разговор с Мертвыми» вряд ли даст какой-либо эффект, это «мясо» говорить уже не сможет.

    21.04.2013
    (14-16)
    Возвращаться было бессмысленно, поэтому весь следующий день мы провели в лесу, одновременно ища неприятности и ожидая прихода ночи, когда значительно повышается шанс встретить темных. В течение дня все было тихо, зато ночью, по прилетевшему огненному шару стало ясно, что долгожданная встреча состоялась.
    Хотя бы частичное укрытие удалось найти всем, кроме паладина. В тот же момент Лоретта приняла свой истинный облик, так как, даже больше, чем здоровье и гордость, пострадала ее шапка маскировки. А точнее, магический предмет пришел в полную негодность. И, кажется, эта шапка была ей очень дорога. Зато я узнал, что маги дроу тоже умеют готовить «Жареную Лотти».
    Нападавших было четверо, насколько я мог судить – жрец, вор, воин и маг. Так как я еще намеревался вести с ними переговоры, было необходимо свести потери к минимуму. С обеих сторон. Вору не повезло, он оказался слишком близко к Хруму до того, как я сказал, что они нужны живыми. Воина и жреца удалось обезвредить, маг же находился в куда большей опасности, так как Лоретта, забыв обо всех паладинистых доблестях, жаждала его крови. Отравленный болт пролетел практически перед самым носом разъяренной графини. К счастью на этот раз сонный яд подействовал. С каким облегчением я вздохнул, убедившись, что устав паладинства не позволил Лоретте убить беспомощного врага.
    Разговор с пленниками решили отложить до утра, но планам не суждено было свершиться, вернее суждено, но в мою пользу. Так как погода начала сильно портиться, и не сложно было догадаться, что вскоре разразиться буря. Удача явно благоволила мне, так как убираться надо было немедленно, а перенести в поместье Хрум мог только четверых. Спрятать тела в сумку хранения тоже не было вариантом, все вместе, превысят максимальный вес, а чем это чревато, известно каждому. Конечно, были еще варианты, но в своем убеждении я пытался обойти их стороной.
    В результате мы договорились, что Хрум с Дарвином и Лореттой вернуться в поместье, а я, взяв с собой тела, благо, что мне надо просто закинуть их в портал, отправлюсь к своим союзникам. Там их выхаживают, мы обо всем договариваемся и через день, максимум два я возвращаюсь в группу. На случай, если Глаздракона покинет поместье, я попросил какую-нибудь вещицу, благодаря которой, я смогу обнаружить их местонахождение. К моему удивление Лоретта доверила мне фамильный перстень. Я, столь важную для меня, вещь никому бы не доверил. Зато по такой вещице любой маг ее где угодно найдет. К тому же это решало и вторую проблему. Я обещал паладину новую шапку маскировки с вышитым на ней гербом рода Сильверстоун. Так что мне не придется заниматься рисованием.
    Неожиданно Лоретта встала перед нами на колени и начала «целыми обозами» приносить извинения за то, что когда-то там, под воздействием заклинания, нападала на нас. Закончилась эта сцена раздачей извинительных подарков. Мне достался медальон мыслей. Вещица дорогая, и была бы весьма полезной, если бы любой опытный маг или жрец не был способен без особого труда противостоять ее эффекту, но думаю, я еще найду ей применение. Порыв ветра, чуть не снесшего меня с ног, напомнил, что пора заканчивать эту сцену и убираться отсюда, что я и сделал незамедлительно. В родной МеРзоберранзан.
    Встретивший меня кладовщик моему появлению с компанией не удивился, только поинтересовался, что стоит делать с телами. Жреца без священного символа и война поместили в нечто среднее между камерой и роскошными апартаментами, для мага я доплатил за поле антимагии. Меньше всего мне хотелось, чтобы они, придя в себя, раньше времени, совершили какую-нибудь глупость.
    Пока мои будущие товарищи находились без сознания, я поинтересовался последними новостями. То, что Маэримидра пал под натиском последователей Киарансали мне уже было известно, а вот предательство дома Аграч Дирр в самом сердце Мензоберранзана меня искренне удивило. В целом ситуация не из легких, но город держится. Правда и дом Дирр также не сдается. Против него немалую надежду возлагают на Громфа. И не безосновательно, пусть мой дядя еще та тварь даже по меркам дроу, но архимаг он, великий.
    Тут же, чтобы не терять времени, я занялся делами материальными. Пока маги занимались долгой и нудной идентификацией предметов, Я заказал для Лоретты Шапку маскировки, как и обещал с родовым гербом. Черный паучий шелк с, вышитой серебряными нитями, саламандрой, взбирающейся по изумрудной розе, будет превосходно смотреться на ней. Также пришло время распрощаться с последними копиями ритуалов, найденных на маяке. Держать их у себя слишком опасно. Тем более, у каждого нового, их владельца, я оказываюсь на крючке. Узнает Хрум, что я ими разбрасываюсь, точно убьет. Взамен я взял обещание, что они либо воссоздадут мой кинжал, либо, если мне удастся вернуть его самому, сделают пару дочаровок. Обычно верить дроу на слово, по меньшей мере, неразумно, но это Д'Эрт, им приходится быть чуть более надежными, иначе с ними куда менее охотно будут вести дела. К тому же куда неразумнее обманывать меня. Чего только стоят товары, которые я им поставляю.
    К утру, пленники пришли в сознание, к сожалению, не без помощи зелий исцеления. Я лично зашел за магом и отвел его к остальным. По дороге, к своему искреннему удивлению, узнал, что мы сами того не зная, оказали услугу одному из лидеров дома Джерл, по имени Джезз. Кто-то начал копать под него, он обратился к Д'Эрт, а те в свою очередь устроили так, чтобы эти кто-то вошли в отряд, напавший на осаждаемый Арабел. Стоит ли вспоминать, что никто из этого отряда не ушел живым, в немалой степени, благодаря тому, что мы были предупреждены об этом нападении. К собственному удивлению, я ощутил какое-то извращенное удовольствие от того, что нас так ловко использовали. К тому же, благодаря этому, шанс провести успешные переговоры с домом Джерл заметно возрастают.
    Войдя в комнату, в которой отдыхали оставшиеся двое, я безразлично, кинул жрецу его священный символ, а немного подумав, добавил к нему и магическое кольцо с символом Ваэруна. Воин надеялся, что на него также распространится моя щедрость, но по взгляду понял, что этот жест был не более, чем проявлением уважения к религии.
    Разговор вышел удивительно короткий. Узнав, где они находятся, мои собеседникам потеряли желание делать какие-либо глупости. Я рассказал о беженцах из Маэримидры, описал их как жуткую угрозу дому Джерл и предложил помощь, чем сможем в истреблении этих тварей. Не в мою пользу сыграло то, что сука Лосс заткнулась, так как они решили, что ее последователи более не представляют опасности но, кажется, мне удалось убедить жреца, что смертные слишком мало знают о деяниях Богов, чтобы быть уверенными, что паучиха не вернется. Да и дроу под боком это в любом случае проблема, за которую чем позже возьмешься, тем сложнее будет решить.
    Договорились, что в течение нескольких дней мы достанем нового представителя от драуков недоделанных. Что произошло с предыдущим, я скрывать не стал, им стоило знать, что захватили мы его практически на территории дома Джерл.
    Также мне обещали, что следующий патруль не станет кидаться столь вредными для их собственного здоровья, заклинаниями. По окончанию разговора я отдал магу заранее приобретенный свиток телепортации. А сам отправился искать мага способного отыскать мою команду и перекинуть меня к ней поближе.
    Деньги на заклинание поиска ушли на ветер, так как команда до сих пор находилась в поместье Волькотта, но хотя бы закинули меня относительно точно. Всего в часе ходьбы от поместья. На вопрос – «Как прошло?», я дал волю оптимизму и ответил что вроде успешно. Мне бы ту уверенность, с которой я это «вроде» говорил.
    Посовещавшись, мы решили, что шансы все-таки есть, но чтобы они стали еще более ощутимыми, нам надо наведаться к поклонникам паучьей королевы.

    28.04.2013
    (17-19)
    Первое столкновение в лесу, как ни странно, произошло с деревьями, подозрительно похожими на эльфов. Было невыносимо. Пришлось напрячь до предела все свои моральные силы, чтобы пережить этот Ад. Армия бодаков ничто по сравнению с этими созданиями. Такую тупость я встречал лишь в Рашемене, и то не у каждого варвара. Хотя, Минск возможно был дубовее этих дубов.
    Дрова что-то бормотали про захватчиков и мародеров, от которых они должны защищать древние эльфийские руины. Разумеется, располагавшиеся в том же направление, что и наши дроу. Тот факт, что я, как бы, эльф не помог. Они отошли, долго скрипели ветками и вернулись с решением, что пройти мы не можем. Я уже начал прикидывать, что ночь будет холодная, а нам дрова нужны, но тут Хрум с Селестой, очевидно из тех же соображений, проверили их мировоззрение. Твари, как на зло, оказались добрые.
    Из позновательнейшей беседы, удалось узнать две вещи. Первое - установила их какая-то жрица, проход к которой также закрыт, второе, и главное, - за ними лес больше никто не охраняет. Для приличия мы даже отошли подальше. Пролетев пару сотен метров, мы приземлились и продолжили путь по земле.
    Дорога к предполагаемому гнезду темных эльфов была скучной и длинной. Ближе к вечеру встретили троих, очень худых, драных кошек с щупальцами торчащими из спины. Хрум вдруг решил проверить есть ли в них зло. Учитывая, что я уже успел пустить стрелу в одну из этих тварей, по меньшей мере, по отношению ко мне отношении, они очень злые.
    По их следам мы дошли до пещеры, к сожалению, уже разграбленной какими-то бессовестными мародерами. Зато она оказалась неплохим местом для ночлега. Как ни странно, в пещере «сместителей», кажется, так назывались эти твари, почти не воняло.
    Основным беспокойством в течении ночи стали комары. У местных кровососущих тварей обнаружился один большой недостаток – их размер, этак со среднюю кошку. А в остальном, комары как комары, если бы еще не наносили непоправимый вред здоровью, вообще было бы волноваться не о чем. Всего стирджей было двенадцать, в бой я не лез, и без меня справились.
    Уже во второй половине ночи, сидя на посту, я услышал чей-то разговор. Проследив источник звука, я заметил группу, состоявшую из ликантропа-тигра двоих воинов в кирасе и самой обычной тигрицы. Пока мой, созданный при помощи магии, двойник любовался природой, я разбудил Хрума с Селестой. Так как к тому моменту, когда они проснулись, моей копии никто горла не перерезал «воины света» нашей команды решили пойти на контакт. Я при этом страховал скрываясь в тенях. Но скоро стало ясно, что можно смело выходить, гости оказались неплохими парнями, ну и девушкой. Тигрица также была ликантропом, неудивительно, что вначале тигр неодобрительно зарычал в ответ на мою шутку в ее адрес. Отдельно стоит отметить комичное выражение лица их следопыта, когда он узнал, что через лес нас ведет дворф жрец.
    Не стану перечислять все, что мы им соврали о себе, да это и не важно. За полторы сотни золотых они указали на нашей карте место, откуда вылезают дроу. Могли заплатить и меньше, но я решил не слишком экономить на ценной информации, тем более для нас это, по сути, мелочь. На том мы и распрощались.
    А вот следующие гости вполне могли поставить точку на наших похождениях. Уже и не припомню, когда я в последний раз боялся чего-либо по настоящему, а не по причине воздействия соответствующих заклинаний. Но вот маленьких, огненных паучков я испугался. Каждый из них ничего особого не представлял, но так как их были сотни, вернее много сотен. Нет, поправлюсь, их было очень, очень много сотен. Добавить к этому скорость их передвижения, и можно понять, с чего мне стало страшно. Лишь чудом я не запаниковал, когда эти твари облепили меня с ног до головы. Спасибо Хруму, вытащил. Собственно благодаря дворфу мы и победили. Это он догадался при помощи «Стены Ветра» запереть тварей в пещере, после чего мы залили их кислотой
    Занимаясь пауками, я не заметил, как Лоретта покинула нас. Поэтому меня малось обеспокоило внезапное исчезновение паладина. Но как вскоре выяснилось, она услышала чьи-то голоса и решила проверить. Разговаривали, наш знакомый Курн и женщина маг, наславшая пауков. Также из этого разговора стало ясно, что именно Курн когда-то послал к нам «Невидимых Охотников». К сожалению кровосос успел улететь, а женщина телепортироваться.
    С утра мы продолжили путь. Хрум снова работал проводником, и делал свою работу с поразительной эффективностью. У меня растет подозрение, что дворф что-то скрывает от нас. Впрочем, он о себе никогда особо не рассказывал. К тому же, в чем проблема, я что, доверять ему вдруг собрался. Он пару раз мою шкуру спасал, и этого достаточно. Жаловаться на то, что у кого-то есть свои тайны слишком нагло даже для меня.
    Утренняя разминка состояла из пятерых гоблинов, пара зелий, несколько доспехов, ничего особенного, а еще через пару часов показался искомый овраг. Хоть я и был почти уверен, что темные эльфы к ночи вылезут на поверхность, руководствуясь идеей, что не адаптированные к дневному свету они не пожелают торчать целые сутки на поверхности, ограничиваясь ночными рейдами, но все же расположились мы на дереве, на случай двустороннего нападения.
    Так и ждали до вечера, по ходу дела порубив семерых, очевидно прилетевших за Лореттой, перитонов. Я до самого вечера издевался над ней, рассуждая о том, что она подвела свою Богиню, убив этих созданий, стремившихся к красоте. Ночью к нам пожаловали еще четверо нежданных посетителей. Темнотвари. Уродливые, тупые, неопасные.

    11.05.2013
    (19-23)
    Прикинув, что время пришло, я воспользовался набором маскировки, чтобы выглядеть как дроу. Вскоре, как я и НЕ ожидал, с того же направления, откуда пришли мы, появились трое темных эльфов. Судя по двоим нагруженным мешками ящерам, это был небольшой торговый караван, как я тогда ошибочно предположил, нагруженный едой. Только теперь до меня дошло, что раз мы напали на отряд эльфов из Маэримидры, около поместья Волькотта, до которого добираться, по меньшей мере, несколько дней, эти эльфы без проблем устраивают длительные вылазки на поверхность. Что ж, не всю жизнь мне быть умным.
    Вокруг могли быть чужие глаза, поэтому я не хотел, чтобы кто-то видел Хрума и Лоретту. По моему плану, Хрум, скрытый заклинанием улучшенной невидимости, мог одного из эльфов хоть на части изрубить, но второго необходимо просто оглушить и взять живым, потом будет о чем с ним пообщаться. Третьего я убиваю рапирой, доставшейся нам от последнего встреченного отряда дроу, в ней несложно узнать работу темных эльфов. Добавить к этому какое-нибудь послание от дома Джерл и докажи потом, что на караван напали не ваэруниты. План я повторил раз десять, притом уже с третьего Хрум недовольно твердил, что он все понял. Но как-то мою уверенность подтачивала интуиция.
    Спорный вопрос, насколько это было разумно, но уж очень хотелось выйти эффектно. Поэтому спрыгнув с дерева излюбленной «Ласточкой», я молча стал приближаться к эльфам. Один из темных обратился ко мне по имени, которого я ранее не слышал. Отвечать я не стал, лишь на дровийском выкрикнул «Убирайтесь с наших земель, любители пауков!» в тот момент, когда Хрум мощнейшим ударом практически разрубил надвое одного из них.
    Наивно полагая, что дворфская жажда крови утолена и все идет по плану, я, с рапирой в руках, вступил в схватку со вторым дроу, но тут произошло нечто, что заставило меня сожалеть о том, что Хруму не известен Абиссальный язык. Он как нельзя лучше подошел бы для того, чтобы выразить всю Бездну моего отчаяния. Я этому дворфу столько раз повторил, что:
    ОДНОГО он убивает как хочет,
    ВТОРОГО должен оглушить, предпочтительно ударом по голове ПЛОСКОЙ стороной своего меча-переростка,
    ТРЕТЬЕГО вообще не трогает, с ним справляюсь я при помощи рапиры. Чтобы следопыты Маэримидры, увидев бойню, могли подумать, что на торговцев напали двое – дроу и что-то огромное, вероятно летающее. А НЕ, БЕСИЛИСЬ ПЬЯНЫЕ КРЫЛАТЫЕ ВЕЛИКАНЫ!!!
    Стоить отметить, второму по голове Хрум все-таки успел попасть, правда, не плоской стороной меча. Но к тому моменту это уже не имело значения, голова все равно падала на землю вместе с верхней третью тела. В результате падение бедного эльфа происходило «в трех действиях с двумя антрактами».
    На этом мои злоключения не закончились, так как я к своему несчастью не обратил внимания на ящеров, и поплатился за это раздробленными ребрами под кольчужной рубашкой. Все, что мне оставалось, это воспользовавшись накидкой фокусника смыться на безопасное расстояние, так как второго такого укуса я бы не пережил, и молиться, чтобы Хрум хотя бы третьему не попытался доказать, что его меч имеет право называться «Дровокол».
    Чудо произошло, и при следующем ударе на землю упало бессознательное, но поразительно живое тело темного эльфа. Со смертью хозяев, ящеры сразу успокоились, и враждебность более не проявляли, так что я смог без опаски, наугад, подойти к Хруму. Как ни странно, мне удалось убедить его в том, что ему необходимо, вместе с пленным, лететь на безопасное расстояние и не высовываться пока я тут оставляю следы. Поразительные создания - дворфы, ему по десять раз надо объяснять простейший план, зато он без вопросов выполняет бессмысленные приказы.
    Идея брать пленника с целью допросить его, по моему мнению, не имела смысла, пока я не вытряхнул содержимое одного из мешков, навьюченных на ящера. Вместо ожидаемой репы с луком, оттуда высыпались сотни четыре арбалетных болтов. Не знаю, где беженцы достают еду, но экипировку однозначно где-то неподалеку. Помимо арбалетных болтов, в мешках лежали кольчужные рубахи, рапиры, болты для ручных арбалетов и магические компоненты. Теперь мне просто необходимо допросить пленника. Но сначала оставлю «Привет от ваэрунитов».
    Я был абсолютно уверен, что за нами никто не следит, а Хрума отослал лишь для того, чтобы он не видел, какие следы я намерен оставить. Собственно ничего особо злобного, встав спиной к Лоретте, чтобы она также не видела мою проделку, я вырезал у них на лбу символ Ваэруна и рапирой взятой из каравана, к наименее поврежденному телу, приколол записку - «Убирайтесь с наших земель любители пауков!». Фраза мне все же понравилась. Было не очень удобно «рисовать» кинжалом на половине головы, Хрум мог бы и не устраивать мясорубку, но я справился, после чего покидал части тел в яму. Работа выполнена. Изначальный план может и оказался подпорчен, но думаю, еще не все потерянно.
    Уже ставшее привычным «Слово возврата», закинуло нас обратно в поместье. Грим я снимать не стал, в результате получил неописуемое удовольствие от лицезрения панического ужаса в глазах стражников. Лишь чудом половина из них не упала в обморок, но стоит отдать им должное арбалеты и копья догадались направить практически все. В таком же виде я отвел пленника в камеру. Та же реакция, только разобравшись кто перед ними, на этот раз стражники ворчали что своими выходками я мешаю им выполнять обязанности. Покосившись взглядом на лежащую под столом пустую бутылку, я заметил, как они выполняют обязанности. Бедняги получили такой нудный выговор от Лоретты, что мне их стало, искренне, жаль. От ключей я как всегда отказался, на что стражники вздохнули еще обреченнее. Зато, когда мы выходили, в прямом смысле, за спиной у Ципляретты Силверстоун вручил им бутылку вина из подвала Килайта.
    С утра, выйдя в столовую последним, я был поражен тем, сколь очаровательно выглядит Лоретта в платье. Было необходимо срочно исправить это. К счастью «Молчаливый Образ» всегда со мной, поэтому секунд через пять на месте Лоретты «сидели» весьма симпатичные сияющие латы с шипами и черепами. Лорд Волькотт, тут же принялся осыпать паладина комплиментами, общий смысл которых заключался в том, что она и в латах и в платье и тем более без платья одинаково прекрасна. Разумеется «без платья» добавил я, лорд, как истинный джентльмен, не мог сказать такого, но знаю он так подумал.
    Далее разговор пошел о благодетели, и положительному влиянию паладина на нашу компанию, зацепив при этом мое прошлое. Я с такой страстью заявил, что лишь влияние леди Лоретты не позволяет мне окунуться в кровавое безумие, на мгновение даже сам поверило в свои слова. Зато Лотти расцвела услышав это, Волькотт понимающе кивнул, а вот «понимающий» кивок Хрума мне совсем не понравился. К моему великому сожалению, дворф относится к той породе упрямых, у которых упрямство это черта характера, а не результат пустоголовости. Хуже, для меня, разумеется, только обстоят дела с его проницательностью. Он не относится к тем, кто способен видеть тебя насквозь, или понимать скрытый смысл сказанного. В этом он не силен, но все это с лихвой компенсирует чисто дворфское свойство «переть на пролом». Он не купится на «изящную ложь», он просто ее не заметит. Так что врать ему себе дороже. Хотя это не означает, что я говорю ему правду и только правду. Секрет в том, что ложь с ним срабатывает в тех случаях, когда дворф еще не успел составить о чем-либо свое собственное мнение.
    Снова зашел разговор о предыдущем составе «Глаздракона». Странно осознавать, что этой группе некто помогает из благодарности, хотя, что никто из нынешнего состава, ему не помогал. Опять же, по причине исключительной паскудности, я сказал, что в то время меня заменял мой верный друг Роланд. Ролли от таких слов в гробу бы перевернулся, если он там.
    Напоследок, отдаленность от остальных гостей и музыка исполняемая менестрелем, позволили нам посвятить Волькотта в наши планы. После чего мы отправились допрашивать пленника. Но тут вышла дилемма.
    По мнению Лоретты, если дроу поклялся, значит не врет.
    По мнению Хрума, если у дроу закрыт рот, значит не врет.
    И лишь я знаю, что если у дроу отрезаны, по меньшей мере, три пальца, значит, ВОЗМОЖНО, он говорит правду, но это все равно не значит, что он не врет.
    А кто мне тут позволит выяснять, врет ли наш дроу. Обдумав сложившуюся ситуацию, я решил, что нет возможности выяснить, говорит ли наш пленник правду, поэтому не стоит мучиться этим вопросом. В конечном счете, сдадим его Джерлам, им он расскажет все.
    Расспросив пленника, я все таки решил, что он говорит правду. По его словам, он торговец, являющийся посредником между Жентаримом и домом Дор Ниф. Насколько я помню, не самый сильный дом, основные его владения находились за чертой города. Подозреваю, что благодаря этому, в результате нападения дом пострадал в наименьшей степени. Когда жители Маримидры вышли на поверхность, их встретила жрица Шар, разумеется - Эсвел. Пленник был сильно удивлен, когда я назвал ее имя. Большего мне знать и не нужно было. Об остальном, пусть говорит с ваэрунитами.
    Не теряя времени, мы от правились к избушке вампира, в надежде встретить Гвенктру Темную Луну, или кого-нибудь, кто сможет провести нас к ней. Хрум купил топор, и вероятно, тем самым прогневил духов леса, так как, в первом же столкновении некое «Темное Дерево» запудрило мозги Лоретте, после чего они на пару, чуть не убили дворфа. Посмотрим, чем паладин будет извиняться на этот раз. Стаю из двенадцати волков мы просто проигнорировали.
    Как ни удивительно, на этот раз Хрум, кажется, заблудился, а так как шли мы уже довольно долго, было решено устроить привал, на котором нас посетили три добродушных тролля. Когда все трое были зарублены и зажарены, мы, отправившись по следам, вышли к болоту. Хрум стал поразительно сговорчивым, мне даже удалось, кучей полу-бессмысленных доводов, убедить его нырнуть и поискать, не прятали ли там тролли свои сокровища. Прятали. В результате добычу составили - мешок золота, драгоценные камни и один, еще более чем обычно, вонючий, дворф. Выбравшись на берег, Хрум пошел искать ручей, и, как ни странно, нашел. Там он принялся усердно отмываться, в то время как я, встав чуть выше по течению, занялся чисткой одолженного ему амулета. Теперь вот сижу и думаю - И кто после этого тролль?
    Ночью снова напали дроу. Жрец скастовал непонятно что, в результате ощущение было такое, будто в голове забили барабаны. Не описать, как мне хотелось перерезать этих гадов. Но, понимая, что они нам нужны, я лишь крикнул, что если еще нечто подобное повториться, кому-то я лично сломаю, а после отрежу, все пальцы. И если бы это повторилось, я бы выполнил свою угрозу, не смотря ни на что. Прибавка к вышесказанному, имени Гвенктры заставила нападающих успокоиться. После недолгих переговоров они согласились провести нас к главам дома Джерл, при условии, что мы сдадим все оружие и священный символ. На последнее можно было не рассчитывать, поэтому, чтобы сэкономить время, я сказал Хруму с Лореттой ждать меня, а сам ушел с темными эльфами.
    Я позволил им завязать мне глаза, не имею привычки страдать паранойей, когда она не приносит пользу. Вели меня часа два, прежде чем я почувствовал под ногами каменную дорогу, после чего, опять же, судя по ощущениям, прошел через портал.
    Когда с меня сняли повязку, передо мной стояли четверо - женщина, вероятно маг, двое мужчин, с виду, вор и жрец, и, судя по тому, что я слышал о нем, Джезз собственной персоной. Из всего сказанного наиболее важным было то, что от меня они узнали о торговле Жентарима с последователями Лосс. По ходу разговора я достаточно ловко забрасывал их всевозможными фактами, в основном имеющими какое-либо отношение к дому Джерл. Цель была проста, заставить их думать, что мне известно намного больше, чем я знаю на самом деле. У того, кто знает столько, либо сверх-развита разведывательная сеть, либо он сам является каким-то сверх существом. Меня куда больше устраивало первое. в таком случае, самым разумным выводом было то, что я являюсь далеко не последним, если вообще не одним из первых в Д’Эрт, а значит злить или «исчезать» меня как минимум, неразумно, в то время как одно, даже «сверх» существо можно хотя бы попытаться уничтожить.
    Женщина, которую Джезз назвал Бризой, жестами спросила у него, можно ли мне доверять. С трудом удержался, чтобы не ответить ей, было бы весело, но не мудро. Они не догадываются, что мне известен язык жестов, это еще может сыграть мне на руку. Тот, которого я окрестил вором, указал на карте местонахождение поместья Волькотта. Позволив мне в это время запомнить еще несколько точек, на всякий случай.
    Было решено, что небольшая команда отправится с нами и заберет пленника. После чего они решат, как дальше действовать. Решали без меня, но результат меня вполне устроил, так что я не стал возражать.
    Когда все, кроме Джезза, покинули комнату, я рассказал о послание, оставленном мною, от имени дома Джерл. Просто, чтобы не было лишних сюрпризов. С одной стороны, это соответствует их интересам, но с другой, лично я бы дважды подумал над тем, сохранить ли жизнь тому, кто пользуется моим именем. Ну а так как Джезз у нас в долгу, с ним этот вопрос можно было утрясти без последствий. К моему удивлению, он одобрил мой поступок, и усмехнувшись добавил, что мне стоило об этом рассказать в присутствии их верховного жреца. Не думаю, что мне это пригодится, но все-таки полезно знать верховного жреца дома Джерл в лицо.
    Вскоре вернулись четверо светлых эльфов. Черты лица несколько изменены, но без сомнения одной из них была Бриза, остальные, разумеется, также были замаскированными дроу.
    В обратном направлении меня вели опять же вслепую. Когда возобновился контакт с Карасом, я первым делом сказал ему, чтобы он предупредить группу о том, что не надо убивать тех, кто придет со мной. В основном предупреждение, разумеется, касалось Хрума.
    Разумеется, гладко все пройти не могло. Эльфы захотели, лично забрать пленника, Хрум же был против того, чтобы хоть одна темноухая морда шаталась по поместью Волькотта. Понять можно было обоих. Дроу опасались, что это ловушка, и мы можем дать пленнику какие-либо инструкции, Хрум был против того, чтобы дроу видели поместье изнутри, во избежание «Телепортаций» и «Слов Возврата». Хотя это были лишние меры предосторожности, при необходимости, в поместье с легкостью можно проникнуть и без использования заклинаний. В результате договорились, что пленника приведут Хрум и один темный, не владеющий магией. Но тут опять возникла проблема, в темной команде таковых не оказалось, в конце концов, как меньшее зло, была выбрана женщина следопыт.
    Я, все таки не удержался от небольшой шутки, и сообщил Бризе и Джезу - «Что всегда был за взаимопонимание.», на языке жестов. На мгновение женщина, кажется, потеряла дар речи, потом, с явным осуждением посмотрела на, не менее растерянного, Джеза и дала ему подзатыльник. Даже если моя выходка в последствие не лучшим образом повлияет на их решение, оно того стоило.
    Бриза телепортировала нас к поместью, после чего Хрум с эльфийкой отправились за пленником. Хотя бы тут обошлось без накладок. Едва сдержал смешок, увидев, как облегченно вздохнула Бриза, когда Хрум вернулся без вооруженного отряда. Мы договорились встретиться следующей ночью на старом месте.
    Усталость долгого дня и бессонной ночи начали сказываться, но на мое настроение это не повлияло, еще сутки и с большой вероятностью, мы успешно завершим это задание. Есть чему порадоваться перед сном.
    До момента встречи с Джеззом что-либо предпринимать было бессмысленно, поэтому, за исключением написания двух свитков «в запас», все, что я делал следующие полтора дня, это предавался столь редкому безделью.
    Вечером следующего дня воспользовавшись «Словом Возврата», Хрум перекинул нас к знакомой избушке. Ждать долго не пришлось, в команде дроу я ни кого не узнал, неужели Джезз боялся, что моя реакция на принятое советом решение пагубно скажется на его здоровье. А решение, едва ли можно было назвать мудрым. Подкреплению из Долин более не стоит опасаться угрозы со стороны дома Джерл, но на последователей Лосс ваэруниты не станут нападать.
    Насколько я вижу ситуацию, они совершают ошибку. Лосс рано или поздно вернется. Незаметно, божество такого ранга исчезнуть не может, разве что по собственному желанию. Ставлю на то, что она что-то замышляет. И когда эта паучья сука снова заявит о своих правах, ее последователи при поддержке Жентарима могут решить, что им с ваэрунитами тесно в одном лесу. Разумеется, их судьба меня не беспокоит, но существует договоренность с Микласом, которую мне бы не хотелось нарушать.
    И все же, надо признать, мы сделали невозможное.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 14:11 | Сообщение # 56
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    25.05.2013
    (24)
    По идее нам стоило сразу возвратиться в крепость Килайта, и доложить об успешном завершении задания, но с отъездом я решил повременить.
    Считалось, что никто в команде, не желает так сильно, перебить всех темных эльфов Кормантора, как хочет этого Хрум. Не правда. Свои мысли я держал при себе при себе, но за все время, проведенное в компании Джерлов, я нестерпимо жаждал крови дроу.
    Еще во времена, моей молодости в Мензоберранзане, в рейдах на поселения светлых эльфов я участвовал, больше потому, что было необходимо, но истинное наслаждение мне приносила лишь охота на дроу. Опасные, коварные противники, не многим уступающие мне, они всегда были моей любимой добычей. И теперь, когда старые склонности напомнили о себе, я едва сдерживал дрожь в руках. Добавить к этому обязательство перед Микалсом, очистить южный путь. К счастью, Хрума не пришлось долго уговаривать.
    До места мы добрались при помощи «Слова Возврата». В течение дня мог напасть кто угодно, кроме темных эльфов, поэтому все, что нам оставалось, это ждать наступления ночи.
    Кошмарный выдался денек, да и ночь в принципе. Шестнадцать часов сидения на ветке оказались слишком даже для меня. Я уже всерьез начал подумывать о том, чтобы пойти искать этих дроу в их тоннелях. Как вдруг заметил, что к нам приближаются двое, эльф и женщина. Тихо передвигаться они явно не умели, особенно без умолку болтающий эльф, хотя возможно, намеренно привлекали к себе внимание. На врагов похожи не были, но и друзей в гости мы не ждали.
    Как вскоре выяснилось, этих двоих к нам послал Фелзо. Женщина – боевой маг по имени Моргана. Эльф – болтун, имя Альтон.
    На мой «эффектный» выход и угрозу Моргана не обратила внимания, а вот «Взрыв Огня» скастованный на ближайшую елку, в качестве демонстрации ее способностей, произвел на меня сильное впечатление. Правда ей я в этом признаваться не стал, наоборот, заметил, что мы до их прихода в засаде ожидали группу темных эльфов, а после того, как она среди ночи превратила бедное деревце в факел о скрытности и мечтать не стоит. Но мои слова она, похоже, пропустила мимо ушей.
    Эльф - вор, возможно бард. О таком сложно сказать что-либо определенное. Пустая болтовня является его сильной стороной, или наилучшим прикрытием.
    Обмен любезностями вскоре был прерван самым наглым образом. Когда из ямы, вместо группы дроу вылезли пятеро мирлочаров. Знакомые твари, хотя «в живую» имел несчастье встретить их впервые. Слуги Лосс, довольно низкого ранга. Моргана испепелила их одним единственным заклинанием.
    За оставшееся до утра время нас никто не побеспокоил, зато наблюдение за нашими новыми спутниками дало свои плоды.
    Моргана иногда ведет себя как ребенок, хотя на вид ей уже за двадцать, и глупой она не выглядит. Бесится, когда ее называют колдуньей, но в то же время, по ее собственным словам, кастует заклинания без предварительной подготовки, как колдуны и барды. Ну и убийцы, но об этом я умолчал.
    Альтон оказался, из тех, кто просто не способен не болтать. Такому типу существ, по моему опыту соответствуют барды, идиоты и те, кто умело скрываются за собственной болтовней как, например, Джарлакс. И ни на барда, ни тем более на дурака, этот совсем не смахивает. Попытка выяснить у Морганы что-либо о ее спутнике, результатов не дала, самого Альтона спрашивать бесполезно, но на собственный, опытный, взгляд я предположил, что он шпион, надеюсь, Кормирский. Также, как ни странно, он является чем-то вроде стабилизатора Морганы, когда она ведет себя совсем по-детски.
    В общем, если эти двое что-то не скрывают, то я честный светлый эльф. Но, не смотря ни на что, Моргану я способен терпеть без особого труда, а с Альтоном мы довольно быстро нашли общий язык.
    Скорее из любопытства перед отправкой в крепость Килайта, мы снова отправились в поместье. Узнать, не произошло ли чего неожиданного.
    Я последний раз взглянул на провал, из которого в любой момент мог выйти вооруженный отряд темных эльфов во главе с верховной жрицей Лосс. После чего, сжег, заранее приготовленную, карту со всеми обозначениями, которые мне удалось запомнить на карте Джезза и ориентировочным местом, в которое меня тогда привели. Было странно приятно смотреть, как ветер разносит пепел. День назад я отправился в Д’Эрт в надежде получить какую-либо ценную информацию, которая сможет помочь завершить задание с наибольшей выгодой для меня. И получил ее - Лосс вернулась, став при этом Великим Божеством. Теперь у беженцев из Маэримидры может хватить решимости выступить против дома Джерл, им надо было лишь показать, куда стоит нанести удар.
    Но если ваэруниты узнают о моей причастности, в отместку они несомненно устроят настоящий Ад тем, кто придет из Долин. Да и из поместья Волькота вряд ли кто-то выйдет живым. Наверное, я слишком долго путешествую на поверхности, если начинаю ставить чужие интересы выше своих, но может это и к лучшему.
    Мы успели как раз к завтраку. Лорд Волькотт сообщил, что за последние трое суток, не произошло ни единого нападения со стороны дроу. А сам он, восхищенный нашим успехом, намерен собрать силы и присоединиться к подкреплению.
    Завтра утром можно возвращаться в крепость Килайта. Да, мы действительно сделали невозможное.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 14:18 | Сообщение # 57
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    От Волка - Кезеф
    25.05.2013
    (25)
    Недостаток двух часового сна заключается в том, что порой очень долго нечего делать. В такие ночи я часто выхожу на улицу и любуюсь всем тем, что жители поверхности привыкли считать обыденным.
    В эту ночь я, стоя на крепостной стене во владениях лорда Волькотта, смотрел на бескрайние просторы Кормантора. Не мой любимый пейзаж, но, тем не менее, зрелище вдохновляет. Там меня впервые и застал запах гнили и разложения. Тут же истерично залаяли все собаки в поместье. Было ясно, что они чего-то боятся.
    Решив, что это какая-то нежить, я побежал будить Хрума. Запах все еще стоял, но к моему удивлению, дворф ничего не учуял. Хотя удивлялся я не долго, еще не зная что к чему, но уже сообразив, что о запахе говорить не стоило.
    Поднявшись на стену всей компанией, мы увидели, как далеко в лесу пробежало что-то похожее на лошадь, только ростом с окружающие ее деревья. Внезапно пропал запах и тут же успокоились собаки. Хрум и Лоретта решили пойти на разведку, на что я посмотрел косо, но переубеждать их не стал, компанию впрочем, тоже не составил. Вернувшись, они сообщили, что вокруг поместья идут следы, напоминающие собачьи только очень большие, притом некоторые из были заполнены кислотой. Похоже, тварь просто бегала кругами, или не просто. Все, что мне оставалось, это дожидаться утра.
    К тому моменту, когда Хрум собрался молиться Хаэле и заодно восстанавливать заклинания, я уже стоял у его двери, держа в руках легкий арбалет мастерской работы. Разумеется, против Хрума я ничего не имел, мне просто было необходимо, чтобы он спросил у своей Богини, что за тварь явилась к нам этой ночью. Может это и приступ паранойи, но меня не оставляет мысль, что появление той дворняги как-то связанно со мной. Я не считаю, что мир крутиться вокруг меня, но как показывает опыт, все худшее в нем с поразительным постоянством, так или иначе, касается меня. Так что оружие являлось разумным капиталовложением, как мне показалось.
    Ответ был кратким, но исчерпывающим – «Кезеф, Гончая Хаоса – существо, способное уничтожать Богов. Лучше бы я этого не знал». К черту Крепость Килайта, мы направляемся в Ордулин.
    Я выбрал столицу Сембии, так как это, на данный момент, единственный хорошо знакомый мне метрополис в котором меня или нашу команду не хочет уничтожить все правительство и часть мирного населения. Кроме, конечно Рашемена, от которого меня трясет и Калимшана, от которого меня тошнит.
    Альтон уверил меня что он мастер по части сбора информации. Я не стал с ним спорить, во-первых, потому что верил ему, а во-вторых, надеялся, что он врет. Так как мне было нужно, чтобы он как можно больше времени потратил выясняя, кто может рассказать, с чем мы столкнулись на этот раз. Сам же я, к его поискам проявив полное безразличие, направился к картографам. Чтобы друг друга не искать по всему городу, мы договорились встретиться в трактире.
    Мне действительно было любопытно, где могли находится те древние эльфийские руины, в которых проходила встреча с представителями дома Джерл. А главное мне было необходимо отвязаться от партии, так как я хотел без посторонних ушей подробнее выяснить, что за тварь воняет и бегает по округе. Как уже было сказано, Ордулин я выбрал потому, что это хорошо знакомый метрополис. И если в храме Денеира я не получу необходимую информацию, то вряд ли удастся получить ее вообще.
    Прикинув размеры Ордулина, я решил, что Альтон, в лучшем случае, выйдет к тому же храму часа через три, поэтому, за пятьдесят золотых, примерно час поработал над картами Кормантора, отдавая предпочтение эльфийским, и даже нашел несколько потенциальных мест. После чего отправился за знаниями. Какого же было мое удивление, когда я увидел, как моя команда выходит из храма. Альтон, оказался действительно хорош. Повезло еще, что они не заметили меня. Судя по их лицам мне просто необходимо узнать, что они услышали.
    На все вопросы верховного жреца я отвечал на редкость честно, так как подозревал, что от этого во многом зависит точность информации. Хоть это и было рискованно, но ситуация сложилась так, что подозрительность играла бы не в мою пользу. Тем более, открыл я далеко не самые страшные свои секреты. В результате сложилась довольно ясная картина. Я бы сказал, ясная, как вид чешуек красного дракона на расстоянии вытянутой руки. Впрочем, нахождение драконы на такой дистанции вселяло в меня куда меньшие опасения.
    Кеззеф – создание бывшего бога смерти Джергала. Гончая поглощает души верных богам. Полное и необратимое уничтожение. По слухам, целую вечность назад, Джергал взбесился, поняв, что души «преданных» уходят с их богами-покровителями, и в порыве безумия он создал эту тварь.
    Далее идет история известная во многих кабаках. Союз божеств бросил вызов Гончей Хаоса. Вернее, собравшись в месте называемом Пустотами Гибели и Отчаяния, Боги предложили Кезефу на спор сорваться с цепи созданной Гондом. Тупая псина согласилась, взамен потребовав, чтобы Тир положил руку ей в пасть, на случай чего-либо непредвиденного. Никто точно не знает, в какой момент челюсти сомкнулись, когда собака поняла, что ей не вырваться, или после того как Мистра окружила ее непроницаемым барьером. Но с тех пор Тир при всем своем могуществе не способен похлопать в ладоши. Только нигде не упоминается роль Маска в освобождении и повторном пленение Гончей.
    Тут и начинается моя история. Кезеф долго гонял Маска по мультивселенной, но поняв тщетность своих стараний сменил тактику. Теперь он охотится на наиболее ценных последователей Лорда Теней, в надежде, что он явится, чтобы защитить их. Это сделало мне честь, но отнюдь не улучшило настроения.
    Из ортодоксально положительных сведений - небольшой орден «Неверующих Хаоса» занимается решением проблемы под именем Кезеф. И по удачному стечению обстоятельств, члены этого ордена недавно прибыли в Ордулин.
    Я лично отсчитал две сотни золотых за знания, и еще хотел добавить три за то, чтобы обо мне от него никто ничего не услышал. Но жрец отказался от второй суммы сказав, что каждый пришедший сюда за знаниями, получит их. Таков, видите ли, завет Денейра. В обычной ситуации это бы означало, что, не позднее следующей ночи, храм загорится, и жрец, гарантировано, умрет при пожаре. Но на этот раз я лишь махнул рукой. Не так много ему стало известно. Теперь я начал понимать выражения лиц Хрума и Лоретты. Когда они выходили из храма. Два и два сложить не сложно, куда сложнее будет убедить их, что я не имею никакого отношения к Богу воров.
    По дороге в трактир мне встретился монах, перебиравший четки. Никакие силы не помогли мне скрыть коварную улыбку чуть ли не от уха до уха. Зачем мне убеждать всех, что я не следую за Маском, пускай это делает Хрум.
    Разумеется, вся команда уже сидела в трактире и со скорбным видом дожидалась моего прибытия. Я же вошел с таким счастливым выражением лица, будто только что узнал, что Кезеф питается исключительно псиониками. Предусмотрительно смутившись под их, выражающими всю палитру негативных чувств, взглядами, я сдержал жизнерадостное приветствие и робко сел за общий стол. Изображая полное непонимание сложившейся ситуации.
    К счастью вокруг да около товарищи ходить не стали, это значительно упростило дело. Мне, как еще не информированному, объяснили, кто такой Кезеф и за кем он пришел, после чего прямо спросили, являюсь ли я последователем Маска. Так хорошо я играл впервые.
    Эффектная пауза углубившегося в собственные мысли, потом, чуть охрипшим голосом, слова, выходящие тяжело, как кинжал из собственной груди – «Помнишь, Хрум, в храме Мистры я сказал, что поклялся, что имя Бога, которому я когда-то поклонялся более не слетит с губ моих?». И снова эффектная пауза.
    Общий смысл далее сказанного сводился к тому, что я, будучи одним из лучших, если не лучшим среди его последователей, захотел занять место Лорда теней в пантеоне. Но вовремя осознал, что этот путь ведет к безумию и сбежал, не желая повторить судьбу Маска, прочитавшего Киринишад.
    Мое лицо надо было видеть. На нем отразилась вся трагедия уверенного, что он порвал с темным прошлым, но вдруг осознавшего, что отголоски этого прошлое настигли его, и пришло время расплаты. Я даже пару раз огрызнулся, повторяя, что более не являюсь последователем Маска. Лишь на одно мгновение у меня сверкнули глаза, но так как я поглощенный собственными мыслями, уставился в стол, этого, кажется, никто не заметил. Кстати о божественности я почти не врал, смещать Маска разумеется не собирался, воры меня не особо интересуют, тени как и яды являются лишь средством при достижение цели, а вот о профессиональных убийцах толком никто не заботится.
    Хрум и Лоретта, кажется, поверили. Морриган и без этого видела во мне вора, а значит преступника, но в то же время была на моей стороне. Альтону похоже было безразлично, кому я поклоняюсь. Так, всей командой мы направились в трактир, в котором остановились «Неверующих Хаоса».
    Едва ли можно описать все мои чувства словом – разочарование, но более подходящего я не нашел. Монахи считают, что отречение от всех Богов является лучшей защитой от Кезефа. Учитывая историю его создания, это имеет смысл. Но, это не выход. Они прекрасно знают, какова судьба неверующего. Но при этом считают, что даже столь жалкое существование является меньшим из двух зол.
    Мне удалось сдержать свои мысли, и в подарок я все же получил дельный совет. Телепортация, единственный известный способ на время оторваться от Гончей, но даже смена плана позволит от силы выручить несколько дней. Еще монах спросил, встречался ли я лично с Маском, или же дворфом в латной перчатке – Бернстоуна Железного Кулака. Как ни странно, об этом образе Лорда теней я не знал.
    Тоном, дающим понять, что это не просьба, я отослал сопартийцев в трактир, а сам направился к знакомому мне торговцу свитками. Купить пару телепортом можно было где угодно, а вот с «Планарным Смещением» могли возникнуть проблемы, так как для использования заклинания необходим фокус, соответствующий плану на который я намерен отправиться. И только один известный мне торговец продавал все необходимое для путешествия на единственный план, на котором я мог представить свое появление – План теней. Золота ушло немерено, при этом пришлось удовлетвориться жреческими свитками для Хрума, так как на арканный у меня, как ни стыдно признаваться, ума не хватает. Заодно я прихватил две межпланарные вилочки, в план Теней и обратно. Авось и свиток тратить не придется. Также я заказал медальон с постоянным заклинанием «Щит». Странно, что мне раньше эта идея в голову не приходила. Вещь не дешевая, но окупается сполна. Обещали сделать за четыре дня.
    В трактир я вошел не в лучшем расположении духа. О свитках пока говорить не стал, только попросил Хрума с утра закинуть меня в Сюзейл. Взгляды «как на сумасшедшего» я проигнорировал, объяснив, что у всей команды шансов не будет, но если я буду действовать один, то все пройдет отлично. Неважно, что более глупо только появиться на главной улице Мензоберранзана. Решение свое я объяснил необходимостью встретиться с одним, также бывшим, последователем Маска, калишитом по имени Рашад. Якобы мы с ним вместе сбежали, и скрываться лучше чем он, способен разве что сам Маск. Импровизация, вышло довольно убедительно. Не стоило им знать, куда я направляюсь на самом деле. Получив от дворфа согласие, я отправился в свою комнату, кинув трактирщику два золотых и сообщив, номер комнаты, которую я займу. Он что-то сказал мне в след, но я не обратил на это внимания, возможно, он хотел дать мне ключи.
    Сидя в комнате я занялся созданием свитка, без особых причин выбрав «Неопределенное Мировоззрение». Это занятие всегда, чудесным образом, успокаивало меня, кропотливое вычерчивание магических символов вводило в особое состояние. Хотя беспокойным я не был, скорее наоборот, ощущал давящую пустоту внутри себя. Странно, мой след взяло существо, которого страшатся даже боги, оно способно стереть само мое существование, а я не чувствую ровным счетом ничего. Как когда-то на закате, на краю обрыва. Мой покой был прерван лишь кошмарами, от которых я проснулся в холодном поту. Но и на это я лишь пожал плечами, в жизни приходилось видеть вещи и поужаснее.
    С утра никто не сказал ни слова, меня провожали будто в последний путь. Сказал, что вернусь в крепость Килайта не позже завтрашнего утра, хотя сомневался, что мне понадобится так много времени. Либо на все дела уйдет пара часов, либо меня поймают и казнят. Как только Хрум воспользовался вторым «Словом Возврата», я отправился в тупик, через который котором находился проход в храм Маска. Не было уверенности, что меня впустят, но стоило рискнуть.
    Ни рычагами, ни командными словами дворф, приведший меня сюда, не пользовался, поэтому я просто прикоснулся к стене в расчете на иллюзию, и оказался прав, рука прошла сквозь стену. За ней меня встретили люди в знакомых костюмах. Когда я сказал что мне надо поговорить с верховным жрецом, никто не сказал ни слова, но хотя бы направление показали, как ни странно обратное от выхода. Тот, кто, возможно, являлся верховным жрецом, встретил меня подозрительно дружелюбно. Поинтересовался, хорошо ли служу Маску, я молча вывалил все имевшиеся у меня в запасе священные символы Кирика, оставив один себе. Жрец явно был впечатлен. На вопрос «За чем пожаловал?», я спокойно ответил, что ничего серьезного, так, одна собака бегает. Какая-то Гончая. Кажется, Хаоса. На лице жреца зависли одновременно выражения испуга и уважения, как будто он одновременно боялся и хотел, чтобы Кезеф обратил внимание на него.
    Разговор мы предусмотрительно продолжили, гуляя по улицам Сюзейла. Нового ничего я от него не узнал, зато получил монету с едва заметным символом Маска. Если захочу связаться с ним, мне надо прийти к портному по имени Мелсер и показать ему эту монету. А в храм больше заходить не стоит.
    Распрощавшись со жрецом, и не пожертвовав ни золотого на храм, так как у самого карманы почти пустые, плюс долги, я открыл портал в дровятню. Заказ для Лоретты был готов, да и продать кое какие вещи не мешало. Также я приобрел священный Символ Шар, лучше ходить с купленным, чем объяснять, куда делся тот, который по идее должен был быть у меня в сумке. Воспользовавшись свитком, я вернулся в крепость Килайта.
    Как я и ожидал, на все дела ушло не более пяти часов. В крепости мне сказали, что «Глаз Дракона» вместе с Фелзо отправился в замок Высокий Рог. Оставалось только благодарить Маска за то, что мне удалось пропустить церемонию награждения, которая, несомненно, будет проведена там. Я искренне был рад за Лоретту, для нее это, несомненно, крайне важное событие, но сам при этом все эти церемонии и праздники не перевариваю.
    Ну а так как до их возвращения мне нечем было заняться, оставалось только любоваться, а любоваться было чем. В изящном флаконе, для красоты и прочности отделанном бронзой, в постоянном движении то мерцала, то закручивалась водоворотами прозрачная, подсвеченная аквамариновым сиянием жидкость – Великий Эликсир. Древний артефакт, секрет изготовления которого был утерян вместе с падением Незерильской империи.
    Я так и не нашел ничего, на что его можно было бы обменять, но перечитав возможные эффекты еще раз вспомнил, почему так и не решился выпить его самостоятельно. И все же хаотичная природа этого артефакта завораживала. А с другой стороны, что мне терять.
    Вскоре вернулись Хрум, Морриган и Лоретта. Как я и ожидал, на груди сияющей гордостью графини красовались три новых ордена. Все еще блуждая в собственных мыслях, со словами «Поздравляю.» я вручил ей подарок. Как я уже говорил, с работой дроу могло сравниться только качество используемых материалов. Паучий шелк гарантировано сохранит гладкость и лоск несмотря на все испытания, которые падут на его волокна в тяжелой походной жизни. Конечно не имело большого значения, учитывая, что это все еще была шляпа маскировки, но все же приятно, когда за иллюзией скрывается что-то «настоящее».
    Как у меня прошла встреча даже не поинтересовались. Очевидно, я настолько странно выглядел с флаконом в руке, и был очень рад тому, что никто не задавал вопросов. Не тратя времени понапрасну, я передал Хруму список, объяснив, что намереваюсь сделать, и в чем мне понадобится его помощь. Надо было видеть его лицо. Дворфы не тот народ, который любит играть с Хаосом. Да и первый же эффект – смерть, любого нормального заставил бы понервничать. И все же решение было принято. Это он понимал.
    Открыв флакон, я перелил содержимое в кубок, и осушил его в шутку сказав «Пью Хаос, во славу Хаоса, ради Хаоса, дабы наступил Хаос.». Шутка длилась недолго. Надо признать, вкус был приятный, напоминал горячие вино с пряностями, пока не появилось ощущение, будто мою глотку сжали тисками и облили огнем. Что происходило дальше, я узнал по рассказам товарищей, так как на все время, пока это происходило, меня захлестнула боль.
    Очнулся я, лежа на полу в луже крови. На глаза упала прядь белых как молоко волос. Этот цвет мне был отлично знаком. Освещение в трактире стало значительно ярче, но не настолько, чтобы свет резал мне глаза. А по тому, как я начал видеть, стало ясно, как теперь выглядят мои глаза. Испуганные взгляды товарищей только подтвердили мою догадку. Поэтому чешуйкам, прорезавшимся сквозь кожу, я уже не удивился. На вопрос Хрума, как я себя чувствую, с горькой иронией ответил, по-старому.
    Вскоре сюда ворвался отряд красных воронов. Очевидно, кто-то сообщил, что в трактире появился демон. Быть с ними вежливыми мешали отголоски боли, но мне необходимо было проверить одну теорию. Для этого я подошел к одному из воинов. Явно напуганные, он все же проявили храбрость, выставив мечи перед собой с готовностью напасть при любом моем резком движении. Почти это мне и нужно было от них. Взяв меч одного из них за лезвие, я с силой воткнул его себе в живот. После чего, со словами «Так я и думал.», вернулся к столику. Меч не оставил на чешуе даже царапины.
     
    EasterДата: Воскресенье, 12-Январь-2014, 14:19 | Сообщение # 58
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    4.06.2013
    (26-29)
    Потрясение от произошедшего прошло довольно быстро. Если от наследия не уйти, остается лишь смириться с ним и при возможности использовать в собственное благо.
    Как я и ожидал, в замке Высокого Рога, Стальная принцесса пожаловала Лоретте целых три ордена.
    Чешую Налаваторила
    Крестоносец Теска
    Причитание Ведьмы Владыки
    Какая радость, что меня не дождались. Ненавижу церемонии. Тем более, когда женщины у власти. За почти два с половиной века жизни в Мензоберранзане, у меня выработалось стойкое отвращение к ним.
    Для меня подобные вещи всегда были пустым звуком, но, кажется, для Лоретты церемония награждения имела большое значения. Ну и ладно, я подарок в честь этого ей передал. Хотя начинаю подумывать, что зря я отказался от звания. Было бы забавно подняться по званию выше Стэдда. Или наоборот будучи ниже него, послать его в Бездну… В переносном смысле… Когда он захочет отдать мне приказ. За это трибунал светит. И вот он неловкий момент, когда кого-то из «группы-надежды Кормира» необходимо судить, а вся команда против.
    Помимо наград группа получила еще и задание. Так что, все таки не зря слетали. Леди Калэдней нашлась. До сих пор сидит в Арабеле, правда Теневом. Королевский Маг что-то забыла на плане теней, а теневой дракон, очевидно, помогает ей в поисках этого чего-то. А если без «плоского» юмора, то Калэдней была обнаружена в «Теневом Арабеле», отражение города на плане теней, но вытащит ее оттуда не удалось, так как мага стережет теневой дракон. Я конечно поупирался, напомнил, кто еще живет на этом плане, но про себя лишь ухмылялся тому, как все сложилось. Я даже, в глубине души, надеялся встретить там своего Бога-покровителя. И молился, о том чтобы не наткнуться на бывшую покровительницу.
    Лишь чудом, после всего, что случилось, я не забыл, что моя кольчуга должна быть готова этим вечером. А еще чуть позже до меня дошло, что мне более не подвластны заклинания убийцы второго круга. В результате, скажем так, мною овладели некоторые опасения. В этом круге находилось «Неопределенное Мировоззрение». Запас свитков у меня на два дня, и если я не найду, где приобрести еще пару десятков, то в перспективе очень неприятный разговор с Хрумом и Лореттой.
    Было уже довольно поздно, да и не какой смысл тратить свиток телепортации, когда к утру Хрум может подготовить «Слово Возврата». Как ни странно, в эту ночь меня даже почти не мучили кошмары. В смысле, я от них не проснулся. Да, ужасы в наши времена уже не те.
    С утра, к моему удивлению, ко мне в комнату зашла Морриган. Боевой маг оказалась довольно интересным собеседником, хотя периодически появлялось ощущение, что я разговариваю со взрослым ребенком.
    К тому моменту, когда мы закончили беседу и вошли в трактир «Пеленки Килайта», Хрум как раз приканчивал «ритуальный» утренний кувшин пива. Так что вскоре мы уже гуляли по улицам Ордулина. Вчера я надел шапку маскировки Лоретты, но было бы некрасиво пользоваться подарком, который я сам ей подарил, так что первым делом пришлось приобрести подобный предмет лично для себя. Давно я так не жалел, что лишен свойственной для фей'ри способности изменять облик. Мифриловая Кольчуга оказалась истинным произведением искусства. Кольца из черненого мифрила вплетенные со спины и переходящие на бока образуют черные крылья. Пластины, предоставляющие дополнительную защиту, украшены абстрактным узором, при всем этом, несомненно, благодаря искусности мастера, кольчуга абсолютно не сдерживает движение, будь она чуть тоньше, и ее можно было бы носить под одеждой. Проще говоря, эффективность стоила каждого вложенного в нее золотого. На этом мои дела в столице закончились. Хотел еще заказать, как я бы его назвал «Малое кольцо Маска», но как оказалось, в Ордулине есть только один бард, который мог бы взять подобный заказ, вот только он отправился путешествовать, и когда вернется, неизвестно.
    Хрум снова потащил всех к уже знакомому магу из башни. На этот раз дворф заказал переносную крепость-часовню со стенами отделанными адамантином. Будет где прятаться, пока жрец молится. Маг поведал нам печальную историю, о том, как какой-то подлец воспользовавшись произошедшей трагедией, ограбил его. Я искренне посочувствовал и даже обещал приложить все усилия, чтобы найти вора. Хрум меня поддержал в этом стремлении, что меня несколько удивило. С другой стороны он не возражал, когда я вскрывал сундук, так теперь-то что возмущаться. Вот если бы Лоретта тогда не пошла заказывать себе жезл, остались бы мы без награды.
    Честно, я всерьез думал о том, чтобы выполнить обещание, и найти магу его вора но изменил свое решение. Придется искать жертву, запугивать его, да и без пыток обойтись вряд ли удастся, а я к ним в последнее время потерял интерес. А ведь без этого никак, кто же в здравом уме, без стимула, признается в краже, тем более таких размеров, почти пять тысяч даже при продаже. Хотя, был бы Роланд под рукой.
    Остаток дня мы собирали информацию о теневом драконе, получив наиболее полную в храме Денеира. Дракон оказался неприятной тварью, но ничего особо выдающегося, сама прогулка по плану теней будет куда опаснее. Все равно, больше заняться было нечем. Хрум наконец вспомнил о необходимости фокуса для «Смещения Плана». Надо было видеть лицо дворфа, когда я с самым невинным видом достал из мешка две вилки, одна позволяла перейти на план теней, вторая обратно на Торил. В результате он махнул рукой, давая понять, что отныне отказывается удивляться чему либо исходящему, или имеющему отношение ко мне.
    Было решено при помощи «Слова Возврата» переместиться в Арабел, и там скастовать «Смещение Плана». Благодаря этому появлялся шанс оказаться в том же месте на плане теней. Правда, насколько мне известно, шанс призрачный.
    К удивлению всех, включая трактирщика, на этот раз я изменил привычкам и помимо комнаты заказал себе вина. Хотя, поправлюсь – к удивлению всех, кроме Хрума. Он было хотел удивиться, но вдруг вспомнил, что зарекся делать это и просто махнул рукой. Собак до меня не добрался, так что в очередную ночь я отделался легкими кошмарами. Так что все так страшно, но зато не все так плохо. Может и дальше будет везти, думаю, каких еще пару месяцев я выдержу, прежде чем лично пойду искать эту дворнягу, захватив с собой соусы и приправы. На этот раз мне снился сам Кезеф, сон был не столько страшным, сколько омерзительным, несмотря на ощущение безнадежности. Вид личинок извивающихся на угольно черных костях и запах разложения могли бы вывернуть на изнанку даже самый крепкий желудок. Как вдруг появилось это... Внезапно я оказался полной темноте, но все равно отчетливо видел тело гигантской змеи, чешуя которой переливалась цветами от черного до глубинно-зеленого. Глаза ядовито-желтого цвета смотрели на меня выжидая. Тварь явно наслаждалась моим ужасом, будто пробовала его на вкус своим раздвоенным языком. Мне же не хватало сил даже чтобы закричать. Последнее, что я помню, как змея открыла пасть, столь огромную, что туда мог бы вместиться целый дракон. Никогда раньше пробуждение не приносило мне такого облегчения. Остаток времени до утра я лежал в постели, пытаясь, несмотря на страх, вытянуть максимум информации из того, что я видел. Меня не оставляло ощущение, что гадюка подколодная была чем-то большим, нежели просто сон.
    Потратив время только на завтрак, мы отправились по назначенному маршруту. Стоит отдать мне должное, я и слова не сказал о «меткости» Хрума. Его «Планарный Смещение» всего-лишь закинула нас чуть ли не в самый центр пустыни Анаурох, за каких сотен пять километров от цели.
    Телепортацией я пользоваться не рискнул, так как то что я видел город на Материальном плане не дает гарантии, что мы попадем в него здесь, поэтому мы решили вернуться на Фаэрун и либо попробовать повторить попытку, либо придумать план получше. Но не успел Хрум воспользоваться заклинанием, как его окликнула девочка полурослик. Быстрее, чем сообразил, я направил на нее острие меча. Она была такая милая и невинная, в этом темном и опасном месте, что мой инстинкт самосохранения потребовал либо напасть, либо немедленно убраться отсюда. Но в то же время разум подсказывал, что ни то, ни другое у меня не выйдет. Увиденная мною вдали крепость только усилила чувство безысходности. Подобные постройки здесь могут быть лишь две, и хозяйку одной из них мне встречать совсем не хотелось.
    К счастью я догадался, кто предстал перед нами раньше чем успел наделать глупостей. Было ясно, что Маск «сдерживает» свою божественную ауру, но все равно мне потребовались некоторые усилия воли, чтобы не пасть перед ним на колени. Я бы конечно мог объяснить этот поступок Хруму, но, уверен, он все еще сомневаются, что я отрекся от Маска, поэтому проявление умеренной наглости в общении с Богом было бы мне более чем на руку. Только вот наглеть при нем совсем не хотелось.
    Маск предложил мне отойти в сторону, на пару слов. К тому моменту я уже собрался, и мог спокойно играть свою роль. Поэтому, едва ли это была просьба, но пошел я нехотя, ворча всю дорогу.
    Разговор лично с богом, которому я поклоняюсь вышел довольно забавным. Разговаривали мы скорее как два авантюриста, кем по сути и являлись. Теперь я смог выразить ему почтение, но он небрежно отмахнулся от моих слов, так что дальнейший разговор пошел в изначальном ключе. Вскоре я даже почувствовал некоторую самоуверенность, основанную на том, что одна очень опасная псина гоняется за мной вместо него.
    Цель своего визита Маск объяснил когда мы вернулись к Хруму и Морриган, предварительно выступив с речью касательно своего разочарования в моем отступничестве. Особенно позабавила фраза «Я был крайне удивлен, когда узнал, что он сменил своего Бога покровителя.». Другими словами, я любовался тем, как работает профессионал. Ни разу не соврал, просто, поставил факты в нужной последовательности.
    Но теперь о деле. Приблизительно в сорока километрах к югу от Глубоководья располагаются Смертельные отмели - место отдыха Кезефа. В них находится энергетический узел, который помогает гончей перемешаться из внешних планов на Первичный материальный. Если его уничтожить, у псины возникнут серьезные проблемы с перемещением. Правда, так как узел, это по своей сути магическая энергия, чтобы разрушить его, понадобится как минимум заклинание дезинтеграции. Опять затраты. По моей просьбе Маск показал уютное местечко неподалеку от отмелей, чтобы мы могли добраться дотуда при помощи телепортации. А также подбросил нас до теневого Арабела.
    Прогулка по городу теней оказалась не особо приятной. Особенно когда вдали я увидел обезьянью рожу Демогоргона. Осознание того, что подобное невозможно, а значит все это лишь видения, жизнь особенно не облегчало. Место, где должна была находится Калэдней мы нашли далеко не сразу. Город на плане теней хоть и являлся отражением Арабэла, но имел некоторые отличия.
    Средних размеров теневой дракон стал доказательством того, что мы наконец пришли на место. Наиболее эффективным в бою как всегда оказался Хрум. Заклинания Морриган в основном не могли пробить сопротивление дракона, а ее воинские навыки оставляли желать лучшего, хотя несколько раз она его ощутимо рубанула. Я принимал минимальное участие в сражении. Пустить пару стрел, скрываясь в тенях, огонь фейри разбился о сопротивление магии, зато огненный шар каким-то чудом опалил его. В остальное же время мы с драконом обменивались оскорблениями.
    Шкуру снимал лично Хрум, на этот раз вместе с головой, после чего мы отправились искать пленницу и сокровища, примерно в равных пропорциях. Нашли и то и другое. Правда девушка выглядела довольно плачевно. Так как, насколько я мог судить, из нас троих галлюцинации появились только у меня, Хрум и Морриган не могли понять, что происходит с Калэдней. Хоть и не с первого раза, но мне удалось убедить ее, что мы настоящие, и пришли, чтобы спасти ее. Ну и разумеется, опустошить казну дракона. О последнем она сама догадалась по набиваемым нами мешкам.
    Когда мы закончили укладывать имущество, и благодаря Хруму вернулись на Фаэрун, Калэдней телепортировала нас в замок Высокий Рог, прямо в кабинет принцессы Алусейр Обаскир. Пришлось ждать, пока поугаснет радость от встречи двух девушек, чтобы мы наконец могли узнать каким образом Калэдней оказалась на плане теней. Хотя информация нам не сильно помогла, ее перехватили лорды шейдов, когда она пыталась покинуть Арабел, зачем они ее держали, ей неизвестно.
    Доставать ее расспросами мы не стали, даже если она что-то знала, едва ли эта информация могла быть нам полезна. К моему удовольствию я заметил Стэдда, после пережитого на плане Теней, где мне пришлось увидеть много того, о чем я пытался не вспоминать, мне просто необходимо было развеяться. Обмен любезностями у нас проходил весело. Примерно в таком порядке, начиная с меня:
    - Шар тьмы...
    - Невидимость, Рука Бигби...
    - Подзатыльник...
    - Насмешка Таши...
    - Ха-ха...
    - Истинное Зрение...
    На последнем заклинании шутки закончились. Хотя, демонические глаза, думаю, дали ответы на множество мучавших его вопросов. Он все же поверил, что это все еще я, когда я вспомнил пару событий. Наиболее неприглядных разумеется, вспомни я что-то хорошее, он бы мне не поверил.
    Пока мы игрались со Стэддом, я заметил кое-что странное. Морриган все это время нарезала круги в воздухе, но положение ее тела больше напоминало полет с крыльями, как у Хрума, нежели заклинание «Полет». Но я отмахнулся от этих мыслей. Не мне жаловаться на чужие секреты.

    30.06.2013
    29 Тарсака - Зеленотравье
    Делать в замке было нечего, поэтому мы отправились в Ордулин. Мне все больше начинает нравиться столица. Вскоре мы узнали, что графиня Мирабетта назначила награду за наши головы. Конечно, не стоило надеется, что она будет столь же щедра, как наш дорогой благодетель, Сциллюа Темная Надежда, но все равно было приятно, что нас здесь ценят.
    И все же я не мог побороть любопытство, мне было просто необходимо узнать, сколько за нас платят. В результате я пол дня убил на сбор информации, но лишь узнал, где находится трактир, в котором мы можем провести ночь в безопасности. Нам надо только сказать, кто нас послал.
    Обдумав все за и против мы направились в гостиницу «Шесть Свечей». Место мне сразу понравилось, если я захочу достать что-либо противозаконное, в первую очередь стоит обращаться сюда. Хозяин гостиницы взял с нас по два золотых за комнату и еще по два за безопасность. Было ясно, что в эту ночь последнее нам не светит, но спорить я не стал, просто выложил монеты. Вообще его реакция может и не сказала бы мне все, о чем я хотел узнать, если бы я не был в курсе дел. А так, я скорее поверю, что Кезеф слезет с моего следа, нежели за нами не придут этой ночью. По этой же причине, когда мы разошлись по комнатам, я приказал Карасу спрятаться у входа на одной из потолочных балок, и сообщать нам обо всем подозрительном.
    Хотя мы и заказали четыре комнаты, но собрались все в одной, той, которая находилась в самом начале коридора. Будет лучше, если противники сразу попадут в засаду, а не обнаружат пустую комнату и поймут, что их уже ждут.
    Большую часть ночи ничего не происходило, разве что три тела вынесли, но это похоже была обычная потасовка. Часа через четыре Карас сообщил о том, что по лестнице поднимаются три крысы. Вроде ничего необычного, если не считать того, что бежали они строем. Не долго думая я рассыпал под дверью мешочек отбивателя запаха. И злорадно улыбнулся, когда ворон доложил, что эти же крысы спускаются сильно чихая.
    Гости появились лишь под утро, когда все мы порядком устали от бессонной ночи. К моему великому удовольствию это оказалась «Сила Тьмы», группа с которой я так давно желал встретиться.
    Хозяин гостиницы сообщил им, в каких комнатах мы остановились, но к собственному удивлению я обнаружил, что даже не злюсь на него. Полу-дракон и человек стали подниматься по лестнице, дроу, эльф маг и еще один человек воин отправились в подвал. По просьбе Хрума я быстро обыскал комнату и без особого труда обнаружил потайную дверь. Прикинув, кого лучше встретить в первую очередь, я заблокировал входную дверь. Не сомневаюсь, что ее выломают, но на это все же понадобится время.
    И вот началось. Когда потайная дверь открылась, первым, разумеется вышел воин. Троглодит быстро сообразил, что дверь открыть не удастся, поэтому начал ее усердно ломать, на что я крикнул, что таких уродов пускать в дом мне мама не разрешает. Это его разозлило достаточно, чтобы следующим ударом он вынес дверь с петель.
    Маг использовал свиток «Испепеляющий Луч», но промахнулся, зато напомнил мне о подарке Леприка. В следующее мгновение три луча попали в глаз, сердце и солнечное сплетение воина. Я лишь зловеще ухмыльнулся? будучи скрытым заклинанием «Улучшенной невидимости». В результате выжили только два мага. Человек сдался Хруму, эльф, оставшись со мной наедине, о том? что он сдается, кричал так, чтобы его было слышно даже за пределами гостиницы, понимая, что от меня милосердия он не дождется. Я, правда, все равно попытался скинуть его с лестницы, так, шутки ради. Но когда ему удалось устоять, настаивать не стал.
    К моему великому разочарованию ни эльф, ни человек, не знали сколько за нас платят. Обо всем договаривалась Мая, темная эльфийка. Я даже не успел спросить, как Хрум ответил, что никакого «Разговора с Мертвыми» не будет и в подтверждение своих слов воткнул меч в горло эльфийки. Теперь точно не будет.
    Лоретта, вспомнив о своем долге паладина села на уши обоим выжившим. Надо признать, вскоре и я втянулся в обращение пленников в поборников добра и справедливости, хотя вначале и узнал имя эльфа, чтобы через год-другой отыскать его.
    Собственно разница между моим убеждением и Лоретты заключалась в том, что она рассказывала, как хорошо быть добрым, а я – как выгодно. Добавив к этому, что полу-демон спокойно может доверить свою жизнь паладину, если у него хватает на это мозгов. Хотел сначала сказать «положиться на паладина» но с Лореттой это звучало бы двояко. И по-моему мой метод убеждения был действеннее. О втором маге я намеренно не упоминаю, он не произвел на меня впечатления, так что ему я и слова не сказал.
    Эльф кстати носит имя, Саэвел Старим, родом он из Эверески. Стоит забавы ради спросить у Дав, может они знакомы. Наверное даже хорошо, что я не убил его. Уже не в первый рам проявляю симпатию к тому, кого только что чуть не убил. У меня явно какое-то извращенное понятие гуманизма. К сожалению Саэвел отказался работать у нас алхимиком, ну и не важно, может статься, что у нашей команды появился новый друг. Так и закончилась история группы приключенцев именуемой «Могила Тьмы».
    А еще позабавило то, насколько тесен мир. Уже практически склонившись на «темную сторону света», Саэвел вспомнил, как он однажды встретил группу приключенцев в составе которой была девушка орк. По его словам, они рассказывали ему, как другая команда приключенцев подарила ей зачарованный нагрудник, просто так, без какого-либо умысла. Эльфа поразила подобная щедрость. Хорошо, что ему не было известно название той группы. Не помню ситуацию в подробностях, но, как ни стыдно признавать, я почти не возражал, против того, чтобы Элвен делала этот подарок.
    Напоследок эльф передал мне записку со словами «Жентарим следит за вами.». Уверен, он имел ввиду артефакт бэйнитов, кто только не предупреждал нас об этом. Но я все равно кивком поблагодарил его.
    Мало того, что я не выяснил, сколько Мирабетта платит за нас, так внизу меня ждало еще одно потрясение. Когда я в гневе спустился чтобы потребовать объяснений у хозяина гостиницы, он со всей невозмутимостью вернул нам наши «деньги за безопасность». Я оказался в ступоре. Впрочем, дальнейшая беседа кое-что разъяснила. По словам хозяина гостиницы, если нас кто-то сюда послал, значит это ловушка, если мы сам пришли и заплатили за безопасность, тогда при возможности нас предупредят об опасности. Меня это объяснение вполне устроило. В конце концов, если бы он часто устраивал подобные фокусы, его бы уже давно нашли в канаве. К тому же меня лично интересовало заведение подобного типа. Даже в Ордулине искать некоторые яды и определенную информацию для меня было небезопасно. Еще я попросил избавиться от тел, никто не должен знать, что за нами приходили. Будет куда забавнее, если каждая группа, посланная за нами, будет просто исчезать.
    То, что мне достаточно спать по два часа, не означало, что я могу, вообще, обходится без сна. Так что, с немалыми усилиями, я убедил всех провести еще одну ночь в этой гостинице. Которая несмотря на паршивую еду и выпивку, была вполне сносным местом, чтобы провести ночь. Список заклинаний, которые есть смысл переписывать сильно поредел, но все же запастись свитками с заклинанием «Секретное оружие» было неплохой идеей. Да и надо было убить остаток дня. Единственное, на что я отвлекся, это поиски свитков дезинтеграции. Обошлись они мне не дешево, но я все равно взял сразу два. На случай, если мне не удастся воспользоваться одним, и я все еще смогу использовать второй. Для мага моего уровня использовать свиток шестого круга, тем более с таким заклинанием. По сути это самоубийство. Но с другой стороны кому это надо больше меня… Тот меня и послал на это задание.
    Проснувшись ночью я, решил проверить, куда ведет потайной ход, предварительно заблокировав входную дверь. Лоретта спит не дольше меня, и я не хотел, чтобы кто-то знал о моих похождениях.
    Как я и ожидал, лестница из комнаты вела в подвал. Так как там никого не было, и не у кого было спросить, в какой из бочек лучшее пиво, я решил утопить крысу в обоих. Благо, что в округе было полно потенциальных ныряльщиков.
    К сожалению, прежде чем я успел кинуть оглушенных грызунов, меня культурно попросили не портить и без того плохое пиво. Пожав плечами, я забросил обе тушки за бочку, пускай живут. По словам хозяина этой дыры, крысы не имели отношения к «Могиле Тьмы». Он вспомнил байку о том, что вампиры способны управлять крысами, но сам ей посмеялся, а вот я сохранил серьезность. В обще и целом, он повторно заверил меня, что теперь, когда мы стали его клиентами, подстав больше не будет, я в ответ заверил, его, что еще одну подставу он просто не переживет, но я готов вести с ним дела и в будущем.
    Теперь осталось только дождаться Хрума, как вдруг из-за потайной двери раздалось собачье завывание. Сначала я подумал, что мне показалось, но все таки открыл дверь. К моему удивлению, за ней стоял дворф. В латной перчатке, с двумя мечами за поясом. Мне уже хотелось уронить на шутника флягу кислоты, как вдруг я вспомнил вопрос монаха – «Не встречал ли я дворфа в латной перчатке?». Было бы крайне забавно облить кислотой собственного Бога покровителя.
    Я поприветствовал Маска сдержанным поклоном, по опыту зная, что он не поклонник назойливых любезностей. Собственно он явился за тем, чтобы напомнить, что стоит поторапливаться. А также сказал, что если я найду что-то, что могло принадлежать Кезефу, особенно обрывок цепи, это стоит немедленно передать «Неверующим Хаоса». Ну и не стоит забывать о защите от кислоты. Разрушение узла поможет спрятаться от собаки, но на этом все не закончиться, за дальнейшими инструкциями я должен буду вернуться на план теней. После чего он спросил – «Люблю ли я риск?»
    Мне оставалось лишь добавить, «А риск любит меня, и благоразумие не помешает нам быть вместе.» Ответ ему кажется понравился.
     
    EasterДата: Воскресенье, 06-Апрель-2014, 14:16 | Сообщение # 59
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    07.07.2013
    (Зеленотравье - 2 Миртула)

    Утром мы дружно переместились в крепость Килайта, где как раз начинался праздник Зеленотравье. Как оказалось, это также был особый праздник для всех жрецов Хаэлы, пришлось, скрипя зубами, отдать дворфу полуторный меч, мастерской работы, так как в честь праздника жрец должен был пожертвовать своей богине оружие поверженного врага. Хрум пытался намекнуть, что для достойной жертвы этого будет недостаточно, но я, припомнив мертвую жрицу Ллос, с которой мне не дали поговорить, показал ему неприличный жест и скрылся со всеми трофеями.
    Настроение было препаршивое, впрочем, как и всегда, когда вокруг праздник. Из мрачных мыслей меня вывел стук в дверь. Как ни странно, это был Стэдд. Я его честно предупредил, что за дверью сидит злобный демон. Маг не поверил, пришлось выйти, предварительно сменив внешность на бородатого демона, первого демонического гуманоида, пришедшего мне на ум. Благодаря выражению лица Стедда, и в моей душе, наконец, воцарился праздник. Хотя пришел маг не для острых ощущений. Просто вся команда к тому времени уже была не в том состоянии чтобы получать новые задания.
    Место выполнения обоих заданий – Марсембер.
    Во-первых - поступило известие из местного храма Селуне. У них появился артефакт, по их словам, способный помочь в борьбе с шадоварами. Выяснить на что он способен и доставить лорду Хоклину.
    Во-вторых – к югу от Марсембера располагается королевство водных эльфов – Норамир. Так как шадовары ведут подводные раскопки, помощь водных эльфов была бы очень кстати.
    Обсуждать я ничего, включая награду, не стал. Поблагодарил Стэдда за сведенья и сказал, что он может быть свободен. Увидев ехидную улыбочку на моем лице, маг лишь тяжело вздохнул и чуть слышно пробормотал, что таких как я и могила не исправит. На что я добавил, что тут даже Бездна не поможет.
    Ближе к середине ночи, большая часть команды Глаз Дракона в состоянии тяжелого опьянения была внесено меньшей частью в наш дом. К моему величайшему удивлению и разочарованию, в меньшую часть входили Ксеркс и Хрум. Первый следственно не будет с утра мучиться в жутком похмелье, второй еще может потребовать, чтобы я с ним выпил, в то время как я зарекся, что с воинами и дворфами больше не пью.
    Спасло меня лишь неожиданное появление врайта. Хрум тут же, забыв обо всем, с воодушевлением взялся выполнять свой долг уничтожителя нежити. Я ему в этом не особенно помог, зря лишь флягу святой воды потратил, но помощь дворфу и не требовалась.
    Посмотрев в окно, я заметил предмет, настолько знакомый, что никому ничего не объясняя, выскочил на улицу прямо сквозь окно. Воткнутый по самую гарду в земле торчал мой кинжал. От него вели следы когтистых лап, похожих на горгулью. Увидев полированную сталь клинка, я сразу понял, что вся его магия разрушена, но это не имело такого большого значения. Чары можно восстановить, символом был сам кинжал.
    За завтраком я сообщил команде о новых заданиях. Против никто не был, поэтому, как только Хрум закончил трапезу, мы отправились в Марсембер.
    О морских эльфах стоило поговорить с Забадосом, но, как известно, до начала выступления найти его практически невозможно, поэтому у нас был целый день на личные дела. Я занялся поисками мага, для легкого зачарования моего кинжала, на что мне посоветовали обратиться к женщине по имени Филфаэрил Грозовая Волна. И чуть больше времени бесплодно потратил на поиски создателя колец. Если бы мне не было так важно, чтобы это был именно бард, проблем бы не было.
    Филфаэрил меня несколько удивила. Я знал, что она скоро перевалит за седьмой десяток, не смотря на это, она все еще была довольно красива, и непривычно добра. Будет приятно и в будущем вести с ней дела.
    Во второй половине дня, разобравшись со всеми мелкими делами, мы отправились в храм Селуне. По приказу главного жреца нам принесли небольшую шкатулку, в которой лежало зеркало. По словам жреца, артефакт ему передал аватар Селуне, сказав, что это поможет в борьбе с Шар. Правда не объяснив, как. Я бы с тяжелым вздохом возмутился, что выяснять это нас не нанимали, но во-первых – подробности задания не обсуждались, во вторых, мне было слишком интересно, на что способна эта безделушка.
    Оставалось еще часа четыре, до выступления Забадоса, когда Ксеркс завел разговор о некоторых, не совсем законных веществах. Я опасливо покосился на Хрума, но дворф, к моему удивление, оказался вполне не против наркотиков. Похоже проба разных доз входила в список новых ощущений, которые калишит намерен испытать, отдавая предпочтение галлюциногенам. Скрывая злобную улыбочку, я согласился достать чего-нибудь в этом роде.
    Наличие в городе тэйского анклава всегда означает, что для того, чтобы достать что-то противозаконное важнее не способность добывать сведения, а навык дипломатии. Вопрос всегда в том, продадут тебе или нет. Мне продали. Наркотиков я знал не так уж много, их свойств еще меньше, поэтому заказывал, называя требуемые мне эффекты, и помимо санниша – легкого наркотического вещества, вызывающего чувство эйфории, в заказе числилось – максимальная превыкаемость.
    В результате обошлось мне это не дешево, но список оказался таков
    Саннишь – эйфория, невосприимчивость к боли, привыкание слабое 15 Зм
    Зиран – ностальгия по Подземью, увеличенная подвижность, «забавные» ощущения, высокая привыкаемость, передозировка крайне опасна для жизни 100 Зм
    Сонная мгла – сильный галлюциноген, позволяет видеть столь прекрасные видения, что когда эффект проходит, нужна огромная сила воли, чтобы не вдохнуть повторную дозу. Привыкаемость - высокая, передозировка - смертельна. 200 Зм
    Мглы я, разумеется, взял две дозы. Обошлось не дешево, но для друга не жалко. Вернулся я как раз к началу выступления Зяблика. В непонятном для меня самого порыве, с Ксеркса взял лишь десять процентов от потраченной на наркотики суммы.

    14.07.2013
    (2 - 4)
    Закончив играть, Забадос сам подошел к нам. Поболтав с эльфом, мы поняли, что «тайные» задания мы не выполняем. Такое чувство, что каждый наш шаг становится достоянием общественности. Зяблик согласился организовать встречу с правителем Норамира, правда ничего обещать не стал, так как у города и без того проблем достаточно. Договорились, что ответ он нам передаст завтра с утра, а пока посоветовал обратиться в храм Латандера, так как это возможно единственное место, где, в свете последних событий, есть возможность раздобыть корабль. На последок я спросил, как поживает его сестра. Похоже, после смерти той русалки, она долго не могла найти себе места, но недавно встретила какого-то эльфа и вроде успокоилась.
    Несмотря на поздний час, мы отправились в храм. Там я начал рассказывать первому попавшемуся жрецу о том, как нам нужна помощь в борьбе с Госпожой ночи, хоть и догадывался, что разговариваю с далеко не самым уполномоченным лицом. Можно было и не распинаться, но если бы я прямо попросил позвать верховного жреца, меня могли бы также прямо послать, а так тот, с кем я говорил, сильно извиняясь, побежал за главным.
    Верховный жрец встретил нас достаточно тепло, как оказалось, Ардалис Быстрое Пламя немало рассказывала ему о нас. Мое красноречие в этот день как-то сдало, поэтому я просто объяснил, что нам от него требуется. Разумеется, не благословения, не напутствия в потребности не входили. Жрец начал рассказывать о том, как дорого обходится содержание флота, но не успел он разойтись, как я перебил его просьбой о скидке. Вообще-то она мне не была нужна, просто я не хотел выслушивать всю ту, бесполезную информацию. Почему-то жрец сразу понял, что я Антарес.
    К тому моменту нам уже было известно, что место назначения находится в ста километрах к югу. Договорились на десять золотых с каждого плюс процент с добычи в случае морских сражений. Заплатив сразу всю сумму, мы отправились обратно в трактир. По заверению жреца корабль под названием «Песня Рассвета» будет нас ждать с утра.
    На последок мы поговорили о морских делах, о том как окупается содержание флота. Как оказалось, окупается неплохо, в последнее время развелось много пиратов, их этот флот и грабит. Разумеется, незамедлительно уничтожая все запрещенные законом товары. Как раз один из брат, занимавшийся уничтожением наркотиков сейчас скрывается. За ним охотятся «Розовые Скорпионы». Все усердно старались не смеяться, но, в конечном счете, даже верховный жрец не смог сдержаться. Похоже, он только сейчас понял, как это звучит.
    Вернувшись в трактир мы сняли комнаты. Ночью, когда я любовался видом из окна, за спиной послышалось шуршание. Повернувшись, я лишь ухмыльнулся, когда тень отделилась от стены и наконец стала видимой. Несмотря на то, что у меня за спиной стоял темный эльф, опасаться было нечего. Вэйласа Хьюна я знаю уже давно, мы не раз работали вместе. Он следопыт, а не убийца, но если бы я узнал, что он хочет меня убить, заказал бы себе пышные похороны. Что меня удивило, так это то, что его послал Джарлакс. По словам Вейласа, Киммуриэль теперь чуть ли не единоправный глава Д'Эрт, и его не очень радует то, что я периодически наведываюсь в его организацию. В общем, он хочет чтобы я либо отдал камень телепортации, либо платил за каждый визит. Поблагодарив за информацию, я углубился в собственные мысли. А мыслей, вернее идей, было более чем достаточно, оставалось только выбрать ту, которая Киме больше не понравиться.
    Утром Забадос передал нам ответ правителя и карту местности, чтобы мы знали куда плыть. Но предупредил, что у морских эльфов сейчас большие проблемы со свихнувшимися драконовыми черепахами, так что на помощь особо надеется не стоит. Спустившись, вниз мы узнали, что нас искал какой-то наш друг. Судя по описанию, это был Дэлтрин. Почувствовав, что трактирщик что-то недоговаривает, я нажал на него посильнее. В результате выяснилось, что он отдал Дэлтрину одну из пуговиц с одежды Лоретты. Я от всей души поблагодарил его за то, что он предупредил нас о появлении Дэлтрина Эверета. А также успокоил, сказав, что раз он лично рассказал нам о пуговице, то мы на него зла не держим, в ином случае я лично бы сжег его трактир, используя как растопку его собственные внутренности, без гарантии, что он при этом будет мертв. Пафосность момента была подпорчена вопросом Ксеркса, «Как бы мне это удалось?», но эффект все равно был превосходный. Теперь я даже не знаю, кого больше будет бояться трактирщик, Дэлтрина или меня.
    Корабль ждал нас у причала. Когда поднялись на палубу, капитан поприветствовал всех нас, при этом вспомнив об освобожденных рабах. Видя мой, полный ненависти взгляд, он тут же извинился, вспомнив, что по слухам Антарес не любит распространяться о своих героических поступка. Это меня добило. Следующие десять часов я лежал в каюте тупо уставившись в потолок, готовый убить любого, кто скажет хоть слово о спасении рабов. В прошлом я разорял поселения, безжалостно убивал, пролил реки крови, но стоило всего раз спасти рабов…
    Путешествие прошло на удивление спокойно, так что часов через десять мы оказались на месте. Хрум разбежавшись, прыгнул за борт. Капитана я успокоил, объяснив, что мы давно хотели избавиться от дворфа, поэтому Ксеркс подсыпал ему галлюцинаген, который очевидно, наконец, подействовал. Вот и результат. Сейчас подождем, когда он совсем утонет, и нырнем следом за ним. Как-никак у нас тут еще дела. Говорил я таким спокойным тоном, что капитан не мог понять, смеяться ему над моей шуткой или ужасаться моей подлости. Ситуацию разрешил неожиданно всплывший дворф. Компанию ему составляли трое морских эльфов. Я прошел, мимо капитана, к носу корабля, сохраняя на лице злобную ухмылку. Будет знать, как называть меня спасителем рабов.
    Вместе с эскортом, держась за дельфинов, мы поплыли к Мифнатору – столице этого королевства. К моему удивлению, король лично выплыл, чтобы встретить нас. Правда, поприветствовать его должным образом нам не удалось, так как за его спиной начался какой-то переполох. Хотя я уже понимал, какой.
    Вскоре мы увидели и самих черепах. На этот раз их было три, притом, что я и с одной не горел желанием встречаться. Телохранители силой держали короля. Как я им сочувствовал, уважая при этом вероятно безрассудную доблесть короля. Далеко не каждый правитель рвется в бой. Но в любом случае, они его удержали, дельфины приблизили нас к черепахам и предусмотрительно удрали, а нам осталось лишь убивать.
    Хрум выиграл для нас время, поставив барьер клинков и полный комплект защиты. У Ксеркса, неизвестно откуда в руках появилась, глефа. Судя по тому, как он ей размахивал, сложилось такое впечатление, что это оружие вообще нематериально, ненавижу чернокнижников, все у них как-то не так. Я также взял на себя одну черепаху, заставив себя покрыться чешуей. Я, конечно, понимал, насколько это необходимо в данной ситуации, но даже если не смотреть на эту способность, как на подарок «сомнительного» наследия, от которого я уже натерпелся, ощущение, когда каждая частичка кожи превращается в чешуйку, непросто назвать приятным, куда проще потерять сознание от боли.
    Справились мы на удивление легко и быстро. Порыскав по округе, я нашел их гнездо. Оно находилось в затонувшем корабле, вернее на кладбище кораблей. Тут же мы увидели короля морских эльфов. С трезубцем и съехавшей набок короной, он выглядел одновременно воинственно и забавно, но помня, Кто, находится передо мной, я сдержал усмешку, даже когда заметил за его спиной телохранителей, приготовивших сеть. Чтобы не произошло нечто неприглядное для авторитета монарха, я поспешил доложить, что черепахи мертвы. Король выглядел сильно разочарованным, в отличие от его телохранителей. Обратив внимание на открытый нами сундук, полный сокровищ, он сообщил, что когда мы соберем причитающиеся нам богатства, он с радостью поприветствует нас в своем славном городе. Полное отсутствие корысти, лишь благодарность, в его славах застало меня врасплох.
    Приглашение на банкет в честь нашей победы я сначала хотел отклонить, учитывая мою любовь ко всему подобному, но обдумав перспективы все таки согласился. Все лавры можно скинуть на Хрума. Зато если мне кто-то скажет, да я тебя из под земли достану, я всегда смогу ответить вопросом «А из под воды?». Всячески извиняясь, нам сообщили, они вынуждены нас ослепить до момента, пока мы не подойдем к барьеру, окружающему их город. Я ничего не имел против, мне главное увидеть его изнутри. Можно было конечно заметить степень их доверия, но во-первых мы к ним приплыли по делу, во-вторых таковы порядки.
    Город я бы не назвал сказочно красивым, скорее необычным, возможно загадочным. Но все же, мне тут понравилась. То, что было за барьером, напоминало «жидкий воздух». Столы в нашу честь просто ломились от еды, разумеется, морской. Хотя было немало фруктов с поверхности, я в шутку спросил у мимо проходящего эльфа, «Что, недавно торговый корабль затонул?». На что эльф абсолютно спокойно подтвердил мою догадку. Едва выбрался из ступора, но все таки парировал «сожалением о том, что не потонул корабль с выпивкой.». Эльф сразу понял намек, и вскоре рядом с нами стояла бутылка довольно хорошего рома. Конечно лучше, чем вино из водорослей, но моя улыбка благодарности оказалась сильно натянутой. Зато Хрум был счастлив.
    Когда все поели достаточно чтобы не думать о еде, но не столько, чтобы не думать ни о чем, король выступил с благодарственной речью в нашу честь и приказал всем своим подданным отныне помогать нам. После чего каждый из нас получил «Коралл Мифнантара», доказательство того, что мы являемся друзьями города. Выглядело это более эффектно, чем схожая церемония в Рашемене, да и звучало более искренне. Среди варваров тебя все равно не будут уважать, если у тебя рука тоньше моего бедра. Хотя это напомнило мне, что стоит раздобыть амулет «Отрубленные Пальцы». Уважают меня или нет, но оспорить привилегии не смогут.
    Ближе к концу обеда к нам подошла Лашандра. Она поблагодарила нас за все, но благодарность звучала довольно холодно. Зато ее парень оказался значительно любезнее. Не удивительно, он познакомился с ней, пытаясь покончить с собой. Как бы невзначай он упомянул о том, как печально тут обстоят дела с выпивкой. Сжалившись, я выделил ему одну бутылку «Килайтского». Зря, как он меня после этого достало своими благодарностями.
    День прошел приятно, но скучно. Ночью мне снова приснился кошмар. А я так надеялся, что с ними покончено. На этот раз мне приснился Стэдд, я сразу соскучился по своему змею. Хотя может это новая, более ужасная форма той твари, кстати, я так и не выяснил, что это могло быть. Но если серьезно, у тех снов и этого было нечто общее – ощущение реалистичности. Именно поэтому, когда он спросил, как продвигается задание, я ответил, что оба выполнены успешно. Тогда он попросил как можно быстрее вернуться, после чего я проснулся. Поскорее, обязательно, с самого раннего утра, правда, еще не решил, какого дня. Но помимо шуток, если Стэдд «был настоящим», сложно было не заметить серьезность, с которой он говорил последние слова.
    Проблема состояла в том, что я не планировал сразу вернуться в крепость. В первую очередь, необходимо забрать кинжал у Филфаэрил, второстепенно я намеревался выяснить, на что способен хранящийся у Хрумом артефакт Селуне. И только тогда можно возвращаться к Фелзо. Но, по опыту зная, что больше двух «Возвратов» Хрум не готовит, в ином случае у него, как он выражается, боекомплект страдает, я понятия не имел как ДВОРФА убедить изменить привычке. Идею подкинул парень Лашандры. В благодарность за вчерашнее вино он раздобыл для меня бутылку рома. Я эту гадость не пью, а вот Хрум напиток вчера оценил.
    Дверь Хрум открыл уже с недовольным лицом. Увидев бутылку у меня в руках, сначала обрадовался, но внезапно нахмурился. Поняв, что мне от него что-то надо, и ему это не понравиться. От выражения «святой невинности» я воздержался, так как в таком случае он бы гарантировано захлопнул дверь у меня перед носом, возможно сломав мне нос. На подхалимство, также не стоило рассчитывать. Но как говориться, не можешь вскрыть замок отмычкой, работай ломом. Не ожидал, что мне удастся быть более упертым, чем дворф. В результате мы договорились на одну бутылку рома авансом и еще по одной на его выбор, за каждое «Слово». Я счел это одной из величайших побед в своей жизни.
    Всего на пару минут заскочив в Марсембер, чтобы забрать кинжал, мы отправились в Ордулин. Хрум опять вернулся в трактир, хотя можно было бы найти место и поближе к храму Денеира. Но жаловаться я не стал, хорошо хоть что перекинул.
    Жрец взял за информацию три с половиной сотни, но «пообщавшись» со своим богом, вернул деньги. По его словам это выше его понимания, но мы, возможно, получим ответ в библиотеке называемой «Листы Изучения», которая по совместительству является аббатством бога Огмы. Библиотека находится в Глубинных Долинах.
    На обратном пути Хрум вспомнил, что у него кончается пиво, и раз уж мы в Ордулине, стоит пополнить запасы. Не мне было объяснять, что нас Стедди ждет не дождется, пришлось идти в пивоварню. По дороге на Хрума снова напали трое убийц. Засада на этот раз была спланирована чуть лучше, во всяком случае, они продумали пути к отступлению. Как говориться, голь на выдумку хитра. Вероятно, они посчитали неразумным, тратить еще деньги на «пыль». Обыскав здание, в котором прятался один из стрелков, я обнаружил потайную дверь, ведущую в канализацию. Либо они местные, либо хорошо сориентировались в городе.
    Мне это порядком надоело, но времени разыскивать их, не было. Значит, стоит обратиться к тому, кто, возможно, разыщет их за меня. Договорившись о встрече в обычном трактире, я отправился в «Шесть Свечей». Чтобы обойтись без недопонимания и сюрпризов, я рассказал практически все, что знаю о тех, кто за нами охотится. На вопрос об ограничении по времени, ответил, что мне нужен максимум информации, но приоритет – место их обитании я. Выложив авансом десять платиновых монет, я отправился встречать Хрума.
    По прибытию в крепость Килайта, нас встретил Морн, вот бы его еще кто украл. Зачем-то нас искал Таэган и, как ни странно, Эши. Поблагодарив ребенка за сведения, мы отправились в трактир. Как и ожидалось, бард в компании Стэдда и Фелзо, сидел в «Пеленках Килайта». Весь облик Черного мага так и говорил «Не больно-то вы торопились с докладом.». Я с безразличием пожал плечами, «Поспешишь, личей насмешишь.»
    Задания опять оказалось два. Во первых, выяснить, что теперь делать с великим артефактом Селуне. У меня были заготовлены две версии. Первая, варварская – надо разбить зеркало, тем самым высвободив великие силы, способные остановить шадоваров. Этим мог заняться лично я, Шар бы мне потом еще спасибо сказала, но ведь не поверят. Вторая – зеркало отражает любое заклинание скастованное одним из принцев шейдов. Проблема в том, что меня же и пошлют им прикрываться. Пришлось честно ответить, что делает не знаю, но мы можем выяснить
    По второму заданию стало ясно, почему спешка была столь необходима. Поступила информация о том, где сейчас скрывается лорд Верблин. Кость, за которую мы так глупо ухватились.
    Не теряя ни минуты, Стэдд телепортировал нас в деревню, в которой должен был находиться лорд рабов Жентил Кип. Разведка не подвела, только вот чья. О том, что нас ждали, я догадался еще до того, как нас окружили трое бехолдеров. В очередной раз убеждаюсь, что мы выживаем лишь благодаря тому, что нас недооценивают. Пока мы дрались со злобоглазами, ни Верблин, ни двое воинов, стоявших рядом с ним, и шагу не сделали.
    С одной стороны их можно было понять, бехолдеры не входят в список существ, по общепринятому мнению считающихся побеждаемыми. Но все равно, перестраховка обычно не убивает. Тем более миф о бехолдере несколько раздут, весь секрет в том, чтобы против него выступил кто-то «физически стойкий». Поэтому я даже извиняться не стал, за то, что оставил Хрума одного сражаться, в открытую, с двумя глазастыми тварями. Тем более дворф не возражал. Стоит отметить героизм Стэдда, одного «глаза» маг взял на себя.
    Разумеется, битву я не покидал, при каждом удачном моменте пуская стрелу и снова скрываясь в тенях прежде, чем меня могли засечь. Ксеркс занимался практически тем же, только с высоты.
    Когда мы наконец расправились с парой ясноглазых, в бой вступил сам Верблин. Кроме как драться вариантов у него все равно не было. Единственное, что меня беспокоило, это не слишком твердо стоявший на ногах Хрум.
    Было видно, что «лорд рабов» скорее привык погонять слабых, нежели драться с сильными. Конечно, ему удалось раза три, используя кнут, свалить меня на землю. Но мне то что, я каждый раз спокойно вставал, и в очередной раз загонял кинжал под ребро одному из его товарищей. Могли справиться и быстрее, но Хрум на протяжении почти всего сражения был обездвижен, что сильно бесило дворфа. Верблин начал нападение с того, что выпустил веревку опутывания, и жрец никак не мог от нее избавиться. Повезло, что он являл собой некое подобие крепости, так что за все время сражения подручные Верблина ранили его от силы трижды. В конце концов мне стало жалко Хрума достаточно, чтобы я потратил свиток с заклинанием «Развеять магию». И сам удивился, когда веревка безжизненно упала на землю. Смотреть на разъяренного дворфа, одно удовольствие.
    К этому времени Стэдд закончил со своим бехолдером. Чуть не задал вопрос – «О, Стедд, ты еще жив?». С трудом удержался, по магу было видно, что он не в том состоянии, чтобы шутить.
    Ксеркс предложил сохранить Верблину жизнь, чтобы допросить его. Я считал эту затею бесполезной, но спорить не стал. Мне до него не было никакого дела. А вот записка от Сциллы, найденная у него в кармане, наполнила мою душу радостью даже большей, чем оценка его имущества. Сколько пота и крови было пролито. Сколько жизней загублено, и вот наконец наши старания были оценены по достоинству. Сцилла Светлая Надежда назначила награду в двадцать тысяч золотых за меня, Хрума и Лоретту. Притом, благодетельница наша, готова повысить сумму, если к ней приведут Лоретту. Очевидно сказываются теплые чувства паладина к паладину. Ну и еще она платит по пять за головы прихлебателей вроде Ксеркса.
    Я поклялся, что обязательно напишу нашей дорогой стражнице благодарственное письмо, как только прибуду в Ордулин. К сожалению раньше не удастся, в крепости Килайта мне вряд ли удастся достать свиток с заклинанием «Взрывные руны». Ну а по прибытию в первый же трактир, лучшая выпивка за мой счет.
    Также стало понятно, почему Верблин не помогал бехолдерам. Награду пришлось бы делить с ними поровну. Жадность и самонадеянность – опасное сочетание. Но чего ожидать от человека, который привык иметь дело исключительно с рабами.
    Я обыскал территорию, но ничего ценного не нашел, лишь несколько кандалов и веревок. Похоже, жители успели покинуть поселение.

    20.07.2013
    (4)

    Чтобы не терять время я предложил сразу отправиться в «Листы изучения», намекая Стедду, что неплохо было бы нас туда перенести. В ответ маг стал намекать, что транспорт не бесплатный. Безразлично пожав плечами я ответил, что с радостью заплачу ему, когда узнаю, сколько Фелзо намерен заплатить нам за последние несколько заданий. На этом и сошлись.
    К удивлению помимо Фелзо в крепости Килайта нас на этот раз ждала Каладней. Когда у них с Лореттой прошел очередной приступ обнимафилиса, от которого мне к своей удаче, удалось ловко увернуться, пришло время расплаты. Я даже удивился, думал придется требовать, особенно когда пошел разговор о том, что с запасами золота стало весьма туго. Я бы все равно остался в выгоде, даже если бы им платить было нечем, но получать награду материальными ценностями значительно проще. Тем временем разговор продолжался. Не стоит его пересказывать дословно, скажу проще. Такой награды я не ожидал.
    Лично для меня Каладней из мешка хранения достала короткий меч, довольно странный, с очень тонким лезвием пепельного цвета. Как она сказала, превосходное оружие для такого мага как я, телепатически добавив описание его весьма ценных свойств. Я не мог не согласиться это превосходное оружие для такого мага, как я. Еще к мечу, от себя, она добавила жемчужно-белый веретенообразный камень йоун. Как выяснилось в последствии, общая стоимость при покупке сорок две тысячи золотых. Мне начинает нравится спасать прекрасных девушек от драконов.
    Потом пришел черед Фелзо выворачивать мешки. Скажу просто, я был доволен наградой. Ну а чтобы стало ясно, насколько, добавлю, что начал подумывать, что пора бы уже перестать доить эту корову. Ну а начал с того, что посоветовавшись с сопартийцами, согласился пользоваться услугами Стедда за соответствующую цену, которая незамедлительно составила полторы тысячи золотых.
    К моему великому удовольствию Лоретта от своей доли отказалась, и дабы не умалять благородство паладина, переубеждать ее я не стал.
     
    EasterДата: Четверг, 10-Апрель-2014, 14:31 | Сообщение # 60
    12 уровень
    Группа: Мастер
    Сообщений: 347
    Статус: Offline
    4.08.2013
    (4-5)

    Трагедия, конечно произошла, но меньших масштабов, чем показалось на первый взгляд. На город напал свихнувшийся черный дракон, и здания пострадали больше чем жители. А то, что местный правитель обещал покрыть расходы на восстановление города, прибавило его жителям оптимизма. Это не могло ни радовать, в ином случае было бы сложнее получить необходимые нам сведения. Люди, сосредоточенные на своем горе, являются не лучшими собеседниками.
    Еще больше меня обрадовало то, что храм Огмы не пострадал. Как никогда ранее я был согласен, что книги ценнее жизней, разумеется, за исключением моей собственной жизни, но уверен – у девяти из десяти жрецов Огмы и Денеира схожая жизненная позиция.
    Жрецы встретили нас церемонно, но не сказать, что холодно. Ну а когда звякнул контрольный мешочек с золотом, гостеприимство возросло в разы. В поисках информации нам помогал настоятель храма. Узнав, что нам надо и зачем, он не стал доверять это дело простым служкам.
    Можно считать, что нам повезло. Зеркало, носит название «Глаз Селуне». Как артефакт оно способно открывать порталы огромных размеров, ведущие на другие планы. Но для открытия портала на конкретный план, необходимо особое место и ритуал. Что-то вроде заклинания «Планарное смещение», где фокус зависит от того, на какой план жрец желает «сместиться».
    По мнению жреца, так как зеркало принес аватар Селуне, наше конечное место назначение – Алхазар, местность, находящаяся в пустыне Анаурох. Именно там открывается портал во Врата Луны место проживания Богини. Но, предварительно придется заскочить еще в одну библиотеку находящуюся на Побережье мечей. Так как помимо места, нужен еще и особый ритуал, подробное описание которого храниться в, как он там сказал, - «Величайшей Обители Знаний Фаэруна». Короче в огромной библиотеке. Значит еще убьем неизвестно сколько времени на поиски нужной книги. Замечательно…
    В этот момент я был почти уверен, что на этом нашей удаче пришел конец. А услышав, на каких условиях туда пускают, я только укрепился в своем мнении.
    Раз уж мы оказались в библиотеке, глупо было не воспользоваться представившейся возможностью. Первым делом я заказал две копии «Путешествия Воло по Лунному Морю». Книга интересна в первую очередь тем, что женты могут казнить просто за ее хранение. Да и вообще интересно почитать о регионе, в котором находится великая и ужасная крепость Жентил. Полистав списки, я также добавил «Нечистивые ритуалы Баала». С чего бы это меня интересовали ритуалы в честь Бога убийства.
    Разумеется, о том, чтобы добираться пешком до крепости Свечи, и речи быть не могло. Так что, на свой страх и риск пришлось использовать свиток телепортации. Жрец показал мне фреску, на которой была изображена библиотека. Ну, одно радовало, крепость на ней была изображена. Хотя библиотека это или замок одного из принцев Бездны, сказать было трудно. Если бы телепорт еще мог перемещать на другие планы, я бы наотрез отказался его кастовать.
    Собравшись с духом, а также напомнив сопартийцам, что за последствия не отвечаю, я начал читать свиток. Признаюсь, дышать я начал, по меньшей мере, через минуту, после того, как ничего не произошло. Письмена со свитка стерлись, как это обычно бывает, но никакого эффекта я не ощутил. С одной стороны, было жаль терять свиток, но с другой, ошибка могла привести к куда более трагичным последствиям, так что я не был так уж сильно расстроен. В конце концов, чтение подобных свитков, это всегда риск, будем считать, что я еще легко отделался.
    Далее по плану снять комнату, на ночь. С утра Хрум вернет нас в крепость Килайта. А от туда либо Стэдд перекинет в библиотеку, либо я повторю попытку. Вернее сначала мы вернемся в Листы изучения и сделаем копию алхимической книги, если не притащить в крепость достаточно ценный том, искать информацию придется самим. А это в лучшем случае – слишком, «слишком долго».
    Была уже поздняя ночь, когда я внезапно оказался неизвестно где. Каким чудом все мои вещи оказались при мне, как и мои товарищи, я понял лишь когда осмотрелся по сторонам. Как я уже говорил, крепость свечи можно спутать разве что с жилищем принца Бездны, но телепорт не позволяет межпланарные путешествия, а значит с ощутимой задержкой, но мы прибыли.
    У ворот нас встретил маг с псевдо драконом на плече, хотя по одеянию он скорее смахивал на монаха аскета, или нищего. После непродолжительной беседы я дал ему одно из путешествий Воло, за что нас, хотя бы, пропустили в крепость. Но сразу предупредили, что во-первых в библиотеке за подобную книгу, помогать нам никто не будет, но что еще хуже, по местному - «Первый читатель», то есть, в этом месте, фигура наивысшего ранга, имеет привычку общаться с каждым новоприбывшим. Смущало то, что, как я вскоре узнал, читатель занимается этим в собственном кабинете, в здании библиотеки. А там «Обнаружение зла» самое невинное из заклинаний, нацеленных на обнаружение злоумышленников. Не знаю, как Ксеркс с Хрумом справятся без меня, но мне в библиотеку точно путь заказан. В то же время, с их способностью копаться в архивах, это все равно, что послать искать нужную книгу человека, не умеющего читать.
    Хотя, мне и нестерпимо хотелось попасть в библиотеку, в то же время я совсем не горел желанием вызвать гнев таинственного стража, охраняющего покой библиотечных полок. Таинственного, потому, что даже монахи его бояться, говоря о нем лишь шепотом, но никто не знает кто, или что он.
    Хотя решение первой проблемы нашлось еще в пути. За десять золотых удалось узнать, что один молодой монах, только недавно ставший «Великим читателем», от эльфийки из Эверески, узнал о «эвересской броне» - доспехе любой «тяжести», не мешающей кастовать заклинания. И он готов на многое, ради возможности обладать подобным доспехом. В том числе и помочь нам с поисками в библиотеке.
    Осталось теперь разобраться либо с Первым Читателем, либо охранником библиотечных стен. Но, где царит отчаяние, там находится и надежда. Тут же мне пришла в голову идея. На опыте, не встречал ни единого калишита, не умеющего врать, так почему бы калишиту чернокнижнику не взять с собой своего ручного демона, то есть меня. Проблема была лишь в том, что когда нас провели к местному трактиру, Ксеркс непонятно зачем отправился вслед за монахом провожавшим нас. Хоть я и сказал чернокнижнику, чтобы через десять минут он был в трактире, наивно было полагать, что он послушается моего приказа.
    Прошло минут двадцать, разумеется, Ксеркса было не видать. Как я был зол, описать сложно, учитывая, что в любой момент могло прийти приглашение от главы этой крепости. Зато к нам пожаловал тот самый «Великий Читатель», так жаждущий доспеха. Тут же на столе появились три кружки, вроде как запрещенного пива. Я предпочитаю вино, но его манера заказывать напитки мне понравилась. К этому же времени вернулся и чернокнижник,
    В общем, монах был краток. Неподалеку от Эверески, стоит трактир, заказав в нем напиток под названием «Врата Холмов», можно встретиться с кем-то из представителей города. Сможем с ним договориться о приобретении эвересской брони, и «великий читатель», зовут его, кстати, Дорн, поможет нам с поиском необходимых сведений. Обязанность телепортатора, маг взял на себя, что не могло не радовать, так что осталось лишь сожалеть, что в этом трактире, уже втором за эту ночь, я успел расплатиться за комнату.
    Оставив нас у трактира, Дорн отправился в крепость, а я провел с Ксерксом не особо краткую беседу о послушании. Правда, так как открыто о своем лидерстве в группе я еще не заявлял, да и не в моих интересах делать это, вышла у нас скорее бессмысленная перепалка. Так, оставшись каждый при своем мнении, мы и зашли в трактир.
    Заказав у трактирщика три «связных» напитка и взамен получив по кружке бесплатного пива, мы заняли свободный стол. Пить не хотелось, но пришлось, чтобы не привлекать лишнего внимания. Вскоре к нам подошли трое эльфов. Первый, чертами, отдаленно напоминал не так давно повстречавшегося нам, Соевела Старима, второй, судя по священному символу, был жрецом Коррелона, а третьим к моему удивлению оказался Ним.
    Если поименно, то я оказался прав, первый – Ристел Старим, к моему искреннему удивлению, Глава дома Старим. Жрец – Ревелор «Заход Луны». Персона не многим менее значимая в эльфятне. Я так и не решил, чему больше удивляться, тому сколь важные лица встречают нас, или же тому, что среди этих лиц затесалась Нимова волчья морда. Хотя если он оборотень, то скорее всего литари, а «обычных» литари не бывает.
    Цель прибытия я скрывать не стал, прямо заявил, что хочу приобрести эвересский доспех. И даже почти не соврал, идея меня заинтересовала. Вот только легких путей жизнь мне не предоставляет. Как оказалось, все не так просто. Изготовление этого доспеха, процесс достаточно долгий, а конкретно, до полугода в худшем случае, но даже, если у меня найдется столько свободного времени, которое я должен провести с мастером доспешником, доспех подгоняется под конкретного «носителя», так что его нельзя заказать себе, а после передать новому владельцу. Но это не важно, по сути, он нужен мне, как Демогоргону третяя голова. И тут переходим к главному, такой доспех просто на заказ никто не сделает, его надо заслужить. Ну а заслужить особое «эльфийское» отличие для не-эльфа, коим является Дорн, в городе, где все живые существа делятся на две категории – эльфы и ничтожные твари. Ну конечно можно и с Кезефом сразиться в честном бою, шансов добиться успеха, примерно столько же. То есть, по сути, ситуация безвыходная. Но это не значит, что я не попытаюсь. А пока тема дня – доспех нужен МНЕ. Ну а если добрые эльфы дадут мне шанс заслужить столь высокую честь, останется лишь поставить ситуацию так, чтобы диктовать условия, пусть и скромные, но свои. И как ни странно, шанс кажется представился.
    Видно было, насколько «Старим Старший» не хотел посвящать нас во внутри-эльфийские дела, утверждая, что если эльфам не удалось решить проблему, то нам там и подавно делать нечего, но Ним все же настоял на том, чтобы дать нам шанс. Дело собственно вот в чем. В холмах «Серый Плащ» расположено множество эльфийских могильников. С недавних пор кто-то повадился их грабить. И это несмотря на патрули и защиту баэлнорнов. Хотя было крайне интересно узнать, что в среднем под охраной нежити находится одна из десяти гробниц.
    В то время, как Хрум, узнав, что из себя представляют эти самые баэлнорны, проводил дебаты со Старимом, касательно моральной стороны, а вернее аморальности использования нежити, я вывел Нима из трактира для более личного разговора.
    Первым делом я рассказал о предложении Дав, помочь Эвереске, и причинах моего отказа, так как, при первой возможности, Ночная тень несомненно доложит о нашем разговоре, и будет лучше если я дам ответы еще до того, как будут заданны вопросы. Ну а причина проста - Эвереска не могла пойти против шадоваров, так и я, по личным причинам, пока, вынужден хранить верность Кормиру. За что ценю эльфов, так это за то, что большего говорить и не требуется. В такой же степени в личные дела не лезут только варвары, правда, они вполне могут проломить тебе череп, если им не понравиться то, что у тебя есть свои личные дела.
    Также, пусть это еще шкура не убитого дракона, но я признался Ниму, что доспех нужен не мне, а знакомому магу, притом в моих интересах, чтобы он его получил. Так что если следопыт посодействует в получении разрешения на создание брони для конкретного человека, я буду премного благодарен.
    Дальше, я расспросил его о доме Старим. Как оказалось, это наиболее могущественное и многочисленное семейство. Многочисленное настолько, что зачастую они не способны контролировать членов своей семью. А также в Миф-Драноре они в большей степени, чем остальные дома, являлись сторонниками геноцида. В общем, веселая семейка, дом Бэнр до загара.
    Как бы случайно Ним вспомнил, что в Рашемене он встречал одного эльфа очень похожего на меня. С расчетом, что чем честнее я буду с ним, тем более надежного союзника обрету, я не стал скрывать, что являлся тем самым Лораном, только в другом обличии. Ход оказался удачным, так как, узнав мою тайну, по эльфийским традициям, следопыт счел себя моим должником. Решив, что уже достаточно расположил его к себе, я отменил заклинание маскировки.
    Ним почти убедил меня, что я совершил большую ошибку. Но ошибка ошибку кроет. Он дал мне слово. А убеждать я умею.
    Да, я фей'ри, отвратительное отродье. Ну а кто меня создал? Эльфы. Вот их солнечных тварей, во всем винить и надо, а не меня. Я ошибка, которая больше не повториться? А Старимы все свои ветви контролируют. Уроки плохо учат все, и эльфийские маги стремащиеся к могуществу - не исключение, скорее правило. А почем помогаю им? Хочу выяснить, заслуживает ли эта раса право существовать, или она в куда больше степени чем даже люди является болезнью. И что решил? Еще не решил, пока, половина наполовину. Как ни посмотри, я благородная жертва обстоятельств, герой дешевой трагедии. Решив, что на эту ночь с меня риска более чем достаточно, я вернулся в трактир.
    Ночью меня снова посетил «Божественный Дворф». С одной стороны, мне льстит столь пристальное внимание Маска к моей нескромной персоне, но оно же вызывает опасение. Он, несомненно, достигнет желаемого, но переживу ли я достижение его целей. И какого демона, он является в виде дворфа, мне Хрума в течении дня за глаза хватает, неужели у него нету более благовидного аватара.
    Но хватит жаловаться, логично, что он пришел по делу. По его словам список противников номер один составляют Тиран, Безумец и Тень. Хотя с именованием последней я бы поспорил. Месть, Паранойя, Тьма на крайний случай, конечно если под тенью он не подразумевал себя. Хорошая новость заключается в том, что каждый из них пытается использовать остальных двух. Еще одно доказательство, что Тень это он.
    Противостоят им Утро, Магия и как ни странно Красота. Интересно, каким это местом красота им противостояла, и главное - КАК? Хотя, что за вопрос, кнутом, разумеется, да так, что и пряника после не захочется. Также незаданным остался вопрос, почему не была упомянута Луна. Хотя, возможно она, как и ее сестра выступает в роли Архи-личности, поэтому в списке не упоминается, и соответственно «Тень» не та, о которой я вначале подумал. Это имеет смысл, так как никто не вкладывает столько усилий в использование сложившейся ситуации, как один Дворф, да не будет упомянуто его имя, когда я думаю о нем что-то нехорошее. Но имеет ли это значение. Да, нет.
    На последок Маск предупредил меня о том, что «тениты» скоро придут за артефактом, и исчез. Ха, ха, ха. Какая смешная шутка – перепутать «скоро» и «СЕЙЧАС!». Стоило дворфу исчезнуть, как, постучавшись, для приличия, в мою комнату вошли Эсвелл и, кажется по роду деятельности, монах, весьма экзотической внешности. Кинжал оказался у меня в руке, но до поры я решил воздержаться от его использования. Извиняться за монастырь Темной Луны я также не стал, стоило приберечь сарказм на конец разговора.
    Разумеется, жрица и ее товарищ, назвавшийся Сабути, пришли за артефактом. Взвесив все за и против, я согласился передать им его. Эсвелл явно растерялась. Похоже, она совсем не ожидала, что я так легко соглашусь. Возможно, даже готовилась к нашему разговору. Но как можно отказать девушке, когда она, если у нее есть хоть немного мозгов, столько времени и золота потратила на то, чтобы заставить меня согласиться. Вот только по опыту знаю, чем лучше готовятся к одному, тем больше вероятность, что забудут про другое, сам на этом пару раз прокалывался. Так что теперь я практически не беспокоился о том, что Эсвелл догадается о том, насколько «искренним» было мое соглашение.
    Договорились, что когда зеркало будет у меня, я нарисую символ Шар, где-нибудь в уединенном месте и передам предмет посланнику Богини. Взамен, полная амнистия со стороны Шарика и восстановление в статусе последователя. Короче – абсолютно, совершенно, величайше бесполезная награда.
    Как только прозвучало «Слово Возврата», я направился в комнату Хрума и рассказал о ночных визитерах. Решили, что раз уж им так нужен артефакт, мы с радостью встретимся с этим «посланником».
    Утром всех, кто еще спал, то есть Хрума, лично разбудил Ристел Старим. После, дождавшись всех, кому было необходимо помолиться с утра, то есть Хрума, он сказал, что немедленно телепортирует нас в Холмы, где мы встретимся с патрульным отрядом, на что мы ответили, что сначала намереваемся позавтракать. Так что эльфу пришлось еще ждать всех, кому был необходим завтрак… То есть Хрума. Я сомневаюсь, что глава дома Старим когда либо питал симпатию к дворфам, но также уверен, что так сильно он их ненавидел впервые.
    Ристел перенес нас прямо к разграбленной гробнице, куда как раз подходил эльфийский патруль. Пускать меня никто не хотел, пришлось пустить в ход свой талант к дипломатии. Разумеется, врал, как только умел, а это я умею.
    По логике, если гробница разграблена, значит, личей там нет. Какого же было мое разочарование, когда у меня за спиной материализовался эльф, к явным недостатком которого, во-первых, относиться тот факт, что уже не первый век он, как бы, мертв. Ну а, во-вторых, то, что он совсем немного зол и хочет меня убить. Оставалось только молиться, чтобы он, к моему величайшему разочарованию, не обладал третьим, и самым серьезным недостатком – «Истинным Зрением». Ну что сказать, я чуть не оказался, смертельно разочарован.
    Понимая, что у меня секунд несколько, чтобы объясниться, я начал объясняться «очень много», это все равно что метнуть охапку дротиков с надеждой, что хоть один, случайно, попадет в цель. Попал. Хоть и не понял, что именно заставило его изменить свое решение.
    По словам лича, грабителями оказались трое эльфов. Злыми они не были, он проверил. Сказали, что сокровища нужны на благо эльфийского народа. При этом назвали пароль.
    А теперь все то, что мне удалось выяснить. Судя по следам, грабителей было четверо, притом, четвертым был либо ребенок, либо полурослик в сапогах, либо гном, первого и второго сразу откидываем. Насколько «умело» баэлнорн определяет зло, я говорить не стал, не в моих интересах. Раз я все еще жив, сквозь иллюзию лич также видеть не способен. Кстати еще один факт в пользу гнома, коротышки очень способные иллюзионисты. А вот «пароль» оказался наиболее занятной деталью. Кто угодно его знать не может. Прямое доказательство того, что организовывал ограбления эльф. Пароль знает дом, которому принадлежит гробница, а также пять великих домов. Я конечно ни на что не намекаю, но Старим - один из этих великих. Кстати, многие гробницы соединяются тайными ходами, так что если баэлнорнов десять, это не значит, что ими охраняются только десять гробниц. Так, памятка на будущее.
    Выйдя из гробницы, я возлюбил белый свет как никогда ранее. Так как начальник патруля принадлежал к Старимам, я рассказал ему все, что мне удалось узнать, с расчетом на его необдуманные действия. И как ни странно, расчет оказался верным. Намного быстрее, чем мог бы подсказать здравый смысл, эльф удалился по срочному делу. И, все это время находившийся в невидимости Ксеркс, бесшумно полетел за ним.
    Вскоре чернокнижник вернулся, и сообщил мне, что капитан оставил кому-то записку. Так что мы договорились, что он останется и проследит за тем, кто заберет послание. Не знаю в какой уже раз я пожалел, что Ксерксу неизвестен язык жестов. Конечно чернокнижник мне не нравиться, но работать с ним весьма удобно, пока дело не доходит до общения. На этот раз оставалось лишь надеяться, что никто не обратил внимания на наше перешептывание.
    Ксеркс отправился караулить, примерно объяснив мне как добраться до того места, где он будет находится, а мы с Хрумом, чтобы не вызвать подозрений отправились вместе с эльфами, чтобы продолжить патрулирование, хотя уже было ясно, насколько бессмысленное это занятие.
    На обратном пути я заявил, что намерен остаться у гробницы, которую посещал ранее, и в случае, если произойдет очередное ограбление, с помощью баэлнорна, застать грабителей врасплох. Капитан патруля не был против. Уверен, Старим мысленно ухмыльнулся моей наивности, зная, что в ближайшее время грабить никто не будет. Во всяком случае, я свою ухмылку сдержал.
    Когда патруль отряд отошел достаточно далеко, я объяснил Хруму, что вообще произошло, и что я намереваюсь делать далее. После чего мы отправились к тому месту, где нас должен был дожидаться Ксеркс. Но к моему удивлению, чернокнижника мы там не обнаружили. По следам мне удалось выяснить, что сюда приходили трое и они, возможно, являются грабителями. Боев здесь не проходило, так что либо Ксеркса застали врасплох, в чем я сильно сомневаюсь, либо он решил проследовать за пришедшими. К счастью они не пытались скрыть свой след, так что я не сомневался, что вскоре мы встретимся с ними.
    «Вскоре» растянулось часа на два, и сильно меня разочаровало. Человек в мантии и гном уже были мертвы, но последнему это не мешало стоять рядом с чернокнижником. В живых остался воин полу-эльф с фанатично-дебиловатым выражением лица. Оставалось лишь тяжело вздохнуть, допрос можно считать бесплодным. Конечно, однажды Хруму удалось найти золото в болоте, но чудеса обычно не имеют привычку случаться дважды. Если удастся хоть что-то ценное вытянуть из пленного, я внесу щедрейшие пожертвования храму Тиморы. (6-й уровень)
    Разумеется, я «поверил», зомби, стоявшего рядом с Ксерксом, перед смертью поднял злой гном некромант. Я ведь последние пару месяцев не провел в компании то одного чернокнижника, то другого, то обоих. Хрум разделял мою веру в товарища, но к всеобщему облегчению не снес ему голову.
    А ведь Храм Тиморы был близок к тому, чтобы получить обещанные пожертвования. Помешали всего каких-то десятка два стрел превратившие допрашиваемого нами полу-эльфа в пернатого ежика в тот момент, когда он намеревался рассказать нам, где они прятали награбленное.
    Все, что удалось узнать от полу-эльфа, это то, что пароли они узнавали от какого-то эльфа. По словам Ксеркса, гном, прочитав записку, сказал своим товарищам, что за ними послали злых охотников за головами. Похоже, эти трое были не более чем марионетками, а кукловод засел в эльфятнике. Кусок выделанной кожи, служивший запиской, я сразу же отыскал на теле гнома, в надежде узнать из нее еще что-нибудь, но прочитать руны мне не удалось, очевидно, она была написана на гномьем, кольцо знания которого я так и не удосужился приобрести. Поняв, что важной информации по делу от пленного мы больше не получим, решили перевести допрос в другое русло. Награбить эта троица уже успела, а значит где-то должна была хранить награбленное. И только пленный собрался поведать нам, ГДЕ, появился знакомый патрульный отряд, и по команде их командира, как я уже говорил, превратил нашего собеседника в пернатого ежика.
    Надо было быть конченным идиотом, чтобы не понять, что кое-кто тут заметает следы. К счастью, я успел спрятать записку, ну а Старимовскому эльфу сообщил, что непосредственно перед нашим нападением гном воспользовавшись заклинанием, сжег какой-то клочок кожи. Выражение лица командира доставило мне истинное удовольствие. Тела отряд забрал, но я и не ожидал иного.
    От предложения проводить нас я отказался, сославшись на то, что у этой троицы могут быть сообщники, которые возможно придут сюда. Сочтя предположение разумным, командир приказал выдвигаться. Остается лишь надеяться, что он лично возглавит отряд убийц посланный за нами.

    11.08.2013
    (5-6)
    Вплоть до наступления темноты, весь отряд Глаз Дракона спорил о том, какова будет численность отряда посланного устранить нас, и будет ли их возглавлять наш Старим.
    Достаточно близок к верному ответу не оказался никто. Двое магов, двое воинов вор и следопыт на летучей мыши. Я, например, ожидал только одного мага и нескольких следопытов. Хотя, ближе всех к истине оказался мудрый Хрум, заявивший, что придет мясо на фарш и не важно, кем оно работало до того, как пришло, дабы перейти на следующую стадию развития.
    Большую часть боя я провел за поеданием орешков, так как Хайд направо и налево размахивал своей цепной инвокацией, в результате чего, наши противники успели заблевать практически все поле боя. Лишь в конце, когда вор начал потихонечку удирать, я не спеша последовал за ним, по дороге подстрелив летучую мышь, на которой также удирал следопыт.
    Допрашивать решили следопыта. К моему неудовольствию Хрум скастовал «Зону Истины». Понимая разумность его действий, я все же с трудом сдержал негодование. Заклинание начисто лишило меня возможности запугивать допрашиваемого. Оно конечно на меня не подействовало, но дело в другом. Раньше, когда я кому-то обещал такие пытки, что демоны залюбуются, вся команда понимала, что Антарес в душе не такой, это он просто так шутит. Теперь же скажи я, например, этому эльфу, что если он не заговорит, я начну медленно срезать кожу с его изящных, тонких пальцев, то все сразу поймут, что я действительно так и поступлю. Хотя я уже давно подозреваю, что все… кроме Лоретты, это клинический случай… прекрасно понимают, что если я обещаю пытки, так менее чем на Адские, рассчитывать не стоит, но держат меня, как необходимое зло.
    К моему разочарованию, послал этих убийц не дом Старим, а какое-то «доверенное лицо». Сам следопыт, представившийся нам под именем Таэган, оказался членом Элдрет Велуутра. Хрум не знал, что это за организация, а объяснять во всех подробностях на языке, который известен эльфу мне не хотелось, мы бы после этого из него и под пытками слова не вытянули. Поэтому я попытался незаметным движением надеть кольцо дворфского языка, что мне не особо удалось. Впрочем, это и не было особо важно.
    Уже на дворфском я передал Хруму мое представление об этой организации с примерами. Разумеется далеко не лестное. Хотя, узнав о том, что Ним также из Клинка Народа, я оставил место предположению, что встреченные мною в Рашемене представители расцениваются организацией скорее как гнилая ветвь, нежели радикальные борцы.
    Заметив подозрительный взгляд Таэгана, я поспешил, уже на эльфийском, объяснить ему, что передать, саму суть организации Элдрет Велуутра, недалекому дворфу, значительно проще, используя тонкости его собственного языка. Эльфу объяснение явно понравилось, предсказуемая реакция для того, кто носит «Мешочек Духа Врага» с изображением дворфа. Сказав это, на краю сознания я ощутил, что некто весьма доволен моим объяснением. Сколь высокого мнения не был бы я о себе, признание бога воров доставило мне удовольствие.
    Ничего важного выяснить не удалось, заклинание мешало эльфу лгать, но к сожалению не заставляло его говорить правду, я же был связан по рукам и ногам, в переносном смысле, разумеется. Хотя оставили бы нас наедине минут на десять, и он бы не только все имена назвал, но и портреты нарисовал.
    Ничего не оставалось, кроме как просить Хрума отправить послание Ниму. Мы и так много сделали. Только Хайд что-то жужжал о том, что Таэган говоря о «доверенном лице» один раз сказал «она». Но я не стал обращать на это внимание, списав на оговорку. Ним ответил, что скоро прибудет, так что нам оставалось лишь ждать, из предосторожности посматривая по сторонам.
    Не прошло и часа, как вдали показалось множество точек, которые при ближайшем рассмотрении оказались великоватыми, чтобы быть обычными волками, картину отлично дополнял летящий по небу золотой дракон. Понимая, что и добрый дракон бывает голодным, Хрум вытащил меч, а Ксеркс с Хайдом приготовились пустить мистические удары. К счастью я рассмотрел волков быстрее, чем чернокнижники успели атаковать, а конкретно их белоснежный мех, а так как среда обитания не особо подходит для зимних волков, это должны были быть литари. Сказав, сопартийцам чтобы они не проявляли враждебность, я все таки добавил, что расслабляться тоже не стоит.
    Наездником дракона оказался уже знакомый нам Ревелор «Заход Луны». Вспомнив о том, как по слухам Ним сбежал из крепости Килайта, обратившись в волка, я понял, что эльф также прибудет с минуты на минуту. Зато нашелся ответ на вопрос, как это Ниму удастся нас найти, хотя мы не сообщали ему, где находимся – по запаху.
    После недолгой беседы жрец забрал пленных с собой, уже по устоявшейся традиции, предложив доставить нас куда-либо. Ним же всяческими жестами пытался сообщить мне, что от предложения стоит отказаться, что я и сделал.
    Как только Ревелор скрылся за горизонтом, Ним устроил небольшой расспрос. Я хотел успокоить его, сказав, что тот эльф практически ничего не знал, так что организация не пострадает, но к моему удивлению это его как раз таки и расстроило. Похоже все-таки «истинная» Элдрет Велуутра не состоит из фанатиков мечтающих о полном истреблении всех не светло-эльфийских рас. Поняв, что большего узнать не удастся, Ним попросил нас подождать его минут десять, после чего отошел в сторону. Я даже почти правдоподобно изобразил удивление, когда следопыт вернулся в компании Ристела Старима.
    Хайд в очередной, уже не знаю какой раз повторил, что допрашиваемый, говоря о том, кто отдал ему приказ однажды сказал «она», на что я с полной уверенностью заявил, что Таэган просто оговорился. Как же было неприятно осознать, что эта оговорка, которую с таким усердием игнорировал, подтвердила догадки Нима. Разумеется, извиняться перед чернокнижником не стал, все делают ошибки. Но как же я ненавижу ошибаться.
    В общем было решено подвести итог. С заданием мы официально справились, больше наша помощь не понадобится. Тоесть мы и так узнали больше, чем многим хотелось бы и глубже свой нос совать нам не позволят. С остальным лично разберется дом Старим. И я подозреваю, что разборка будет далеко не милосердной. Пришло в голову, что, любой нос, сунутый в эльфийские дела, учует запах Старимов. Но озвучить шутку я не рискнул.
    Ристел передал нам обещанную награду в виде документа, подтверждающего разрешение совета Эверески, изготовить подателю эвересский доспех, оказалась у нас. Мало этого оказалось только Ксерксу, за что я был весьма благодарен. В результате нам достался «Путевой камень». Предмет, позволяющий телепортироваться в Эвереску, если использовать его как фокус заклинания. Последствие телепортации, насколько я понял, будет схожим с телепортацией в Крепость Свечи – муха по стеклу. Ловким движением я прикарманил вещицу, на что никто не возразил. Хотя все равно, на данный момент кроме меня, только Хайд способен кастовать телепортацию, хотя бы со свитков, но учитывая его непостоянство.
    Также Старим добавил, что по прибытию в его дом мы получим какой-то ценный дворфский камень. Возможно он имел в виду один из «Сияющих камней», за которыми я одно время охотился. Любопытно будет узнать. Правда за стенами дома Старим рады нам не будет, так что гулять по улицам не стоит.
    С расчетом, что Эвереска – город маленький, а Ристел эльф всезнающий, я спросил его, не известно ли ему что-либо о солнечной эльфийке, спасенной из Подземья командой приключенцев. Совсем так ненавязчиво намекая на то, что я был членом этой команды. Судя по выражению лица эльфа, он ни о чем в своей жизни так не жалел, как о том, что дал слово нас не убивать. Теперь мне просто необходимо узнать, кого мы тогда спасли. На прощание Ним дружески похлопал меня по плечу. Я едва почувствовал, как он заткнул записку мне под наплечник.
    Показывая всем своим видом, как ему жаль, что мы НАКОНЕЦ-ТО валим отсюда, Ристел воспользовавшись свитком, телепортировал нас в Ордулин. Давно я не был так рад видеть жемчужину Сембии. Впрочем, после столь продолжительного общения с солнечными эльфами, я был бы рад увидеть даже Мензоберранзан.
     
    Форум » Словеска » Архив » История игры - Кормир (Новая тема для новых приключений)
    Страница 4 из 5«12345»
    Поиск: